Можно ли поставить в Церкви принесенную из другого места свечку?

Свеча — это форма пожертвования на храм.

Раньше, когда люди жили натуральным хозяйством, они приносили в храм плоды своего труда — муку для просфор, масло для лампад, свечи, изготовленные в домашних условиях. Сейчас для современных горожан это невозможно, но мы можем проявить наше участие в жизни храма, оплатив свечи, которые в храме уже есть. Когда мы не приобретаем свечу в храме, но приносим откуда-то со стороны, свеча перестает быть нашим даром и нашим участием в богослужении. Поэтому лучше так не делать.

Богатство земное и сокровище небесное

Иерей Михаил Браверман, Санкт-Петербург
Евангельское чтение в 26 неделю по Пятидесятнице
Лк; 31 зачало, 18:27

Богатство земное и сокровище небесное

Вопрос и ответ

В то время, когда множество людей, следуя за Господом, просят у него знамений и чудес, помощи и исцеления в болезнях, некто (у Луки он – «начальствующий», у Матфея – «богатый юноша») вдруг спрашивает Господа о самом главном – о жизни вечной.

– Учитель благий, что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?

– Никто не благ, как только один Бог, – возражает Господь, не принимая титула «Благого» из уст юноши, потому что юноша-то как раз и не знает, что перед ним воплотившийся Господь Бог. И отвечая, Господь ссылается на заповеди: «Не прелюбодействуй, не убивай, не лжесвидетельстуй, почитай отца твоего и мать твою» – на те, которые, Бог дал человеку, чтобы он жил по-человечески, и которые говорят об отношении людей друг к другу. Юноша отвечает, что все это он «соблюдал от юности своей», то есть, что так он и живет. И вот тогда, как замечает евангелист Марк, Иисус, «взглянув на него, полюбил его» – полюбил этого чистого сердцем человека, который искал самого главного и спрашивал о том, что есть «единое на потребу». Но то, что юноша услышал в ответ, он не смог исполнить:

– Одного тебе недостает, – говорит Господь, – продай все, что имеешь, раздай нищим и будешь иметь сокровище на небесах. Приходи и, взяв крест свой, следуй за мною.

Юноша не мог понести этих слов. Христос предлагает юноше стать Своим учеником! Но юноша очень богат и не готов расстаться с большим имением. И, опечаленный, он отходит.

Когда мы читаем об этом, нам очень хочется думать, что этот человек, которого «полюбил Господь», узнав потом о Воскресении Христа, стал все-таки учеником Христовым. Как стали христианами те, кто при жизни Спасителя колебался, или как те, что сначала являлись лишь тайными Его последователями, или как те, что, через века услышав евангельский призыв Господа, последовали за Ним. Как святой Антоний Великий, который, послушав в церкви на богослужении эту историю, поступил именно так, как сказал в ней Господь: оставил все и ушел в пустыню, став родоначальником пустынножительного монашества.

узкие и низкие ворота в городской стене Иерусалима игольные уши Но в Евангелии богатый юноша отходит, а Господь говорит ученикам, как трудно имеющим богатство войти в Царство Божие. Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, говорит Господь, нежели богатому войти в Царство Божие. Несоответствие этих «игольных ушей» и «верблюда» настолько смущает здравый смысл, что часто толкователи смягчали это противоречие, принимая слово «верблюд» за слово «канат» (в силу созвучия этих двух слов в греческом языке) или пытаясь увидеть в «игольных ушах» узкие и низкие ворота в городской стене Иерусалима, сквозь которые хоть и с большим трудом, но все-таки можно протиснуть верблюда. Между тем смысл слов Спасителя и состоит именно в этом парадоксальном несоответствии. Нет ничего общего между верблюдом и игольными ушами и нет ничего общего между богатством земным и сокровищем небесным. И как нет никакой возможности пройти настоящему верблюду сквозь настоящие игольные уши, так нет возможности войти в Царство Божие человеку, отягощенному богатством.

Почему речь именно о богатстве? Потому что богатый слишком надеется на свое богатство. «Дети! – еще раз говорит Господь ученикам. – Как трудно надеющимся на богатство войти в Царство Божие!» И значит, речь идет не о богатстве как таковом: невозможно войти в Царство Бога никому – богатому ли, бедному ли – если он надеется не на Бога, а на что-либо иное.

Царство небесное

Царство Божие есть Царство Отца и Сына и Святого Духа, Царство вечной правды Божией. И Царство это уже приблизилось к нам – с Воплощением Сына Божьего и схождением на учеников Святого Духа. Это Царство человек призван искать прежде и более всего (Лк:12:31, Мф:6:33), и для того, чтобы человек стал ему причастен, чтобы Царство Божие было «внутрь нас» (Лк:17:21), человек должен прилагать усилия (Мф:11:12). И для того, чтобы увидеть Царство Божие, человек должен родиться в Церкви «свыше, … от воды и Духа» (Ин:3:3,5) – в Таинстве Крещения.

Царство Божие в Евангелии от Матфея названо Царством Небесным. Предание говорит, что это Евангелие первоначально было написано на арамейском языке для тех, кто обратился к христианству из иудейской среды, в которой было принято заменять непроизносимое Имя Бога ясным для всех иносказанием. То есть, «небесное» выступает здесь как синоним «божественного».

И образ Небесного Царства говорит о нашем Отце, который «на небесех», и о нашем небесном призвании. И еще: если Царство Божие есть Царство Небесное, значит, оно противостоит царству земному как царству « мира сего». И значит, вхождение в Небесное Царство зависит от того, имеет ли человек «сокровище на небесах». Ибо, говорит Господь, «где сокровище ваше, там и сердце ваше будет» (Лк:12:34). Если же человек всем сердцем привязан к временному, материальному и земному, кто даст ему вечное, духовное и небесное?

Здесь и сейчас

Но то самоотречение, которое предполагает следование за Христом, как на него решиться, а решившись, как исполнить? Ведь и сами апостолы ужасались требовательности своего Учителя и в недоумении спрашивали: кто же может спастись? И Господь отвечал, что человеку это невозможно, но возможно Богу, ибо Богу возможно все. Потому мы и исповедуем Иисуса Христа Спасителем, что не мы сами, и ни какие-либо наши дела, но только Он спасает человека от вечной погибели для жизни вечной.

В этой истории соединяются ключевые церковные понятия: жизнь вечная – о ней спрашивает юноша; Царство Божие – о нем говорит Христос, и Спасение – которым ученики называют обретение вечной жизни и вхождение в Царство Божие. И как Царство Божие, которое в полноте раскроется в жизни будущего века, уже явлено нам в Христовой Церкви, так и Спасение, которое Христос уже совершил, умерев и воскреснув, есть будущее человека. То будущее, которое начинается уже сегодня, здесь и сейчас, если человек ищет самого главного – ищет Господа.

Сам Господь и есть жизнь Вечная. И быть с Ним – значит уже принадлежать Царству Божьему. Но призыв Господа оставить все и, взяв свой крест, следовать за Ним, укоряет нашу совесть. Кто из людей может сказать о себе, что он исполнил эту заповедь? И как вместе с тем человеку, осознающему свое недостоинство, не отойти от Бога «опечаленным»?

Ответ мы находим тут же в Евангелии – в том контексте, в котором эта история находится у евангелиста Луки. В отличие от других синоптических Евангелий, она дана здесь не только после эпизода, когда Господь поставил среди учеников ребенка и призвал их довериться Богу как дитя, чтобы войти в Царство Божие, но и на фоне притчи о мытаре и фарисее, которая учит нас смирению.

Невозможно спастись собственными силами. Невозможно идти вслед за Господом, не предав себя полностью в Его руки. Невозможно полное самоотречение без действия в человеке спасительной Божьей благодати. Святитель Филарет Московский выразил это в своей молитве так: «Господи! Не знаю, что просить мне у Тебя. Ты Един ведаешь, что мне потребно. Ты любишь меня паче, нежели я умею любить себя. Отче! даждь рабу Твоему, чего сам я просить не умею. Не дерзаю просить ни креста, ни утешения, только предстою пред Тобою. Сердце мое Тебе отверсто; Ты зришь нужды, которых я не знаю, зри и сотвори по милости Твоей. Порази и исцели, низложи и подыми мя. Благоговею и безмолвствую пред Твоею Святою волею и непостижимыми для меня Твоими судьбами, приношу себя в жертву Тебе. Нет у меня другого желания, кроме желания исполнить волю Твою. Научи меня молиться! Сам во мне молись. Аминь».

См. также:
- Кит, тыква, пророк Иона и Воскресение Христово
- Игольное ушко для «верблюда», Родион Часовников

Замёрзшие небеса

Ирина Рогалёва, сказка для взрослых.

Предлагаем Вашему вниманию сказку Ирины Рогалевой "Замёрзшие небеса" вошедшую в одноименный сборник.

Вот что пишет сама автор о своих произведениях:

Замерзшие небеса"Большинство людей в течение жизни задумываются о том, что с ними будет после смерти. И опять-таки нам, верующим, легче – мы знаем, что есть царствие небесное и надо прожить жизнь так, чтобы попасть именно туда. Но ведь множество людей вокруг нас просто не верят в загробную жизнь. Страшно представить, каково будет, когда они там окажутся.

Именно такая ситуация случилась с героиней сказки «Замерзшие небеса».

Почему сказки, спросите вы? Потому что в реальности, как мы знаем, после смерти душа изменить уже ни чего не может. Но именно в сказках возможно все, и моя героиня Антонина, бывшая пьяница, меняется и Господь спасает ее вместе с сыном, который, как это иногда случается, убил свою мать в пьяном угаре.

Вообще, сказка «ЗН», это гимн и материнской любви и любви Господней. О многом заставляет задуматься эта сказка, многое пересмотреть и прочувствовать."

Выдержка из сказки:

Антонине снилось, что наступила зима. Скрылся под белоснежной простыней серый асфальт, превратились в сугробы стоящие на улицах автомобили. Дома надели белые шапки, а старые мерзнущие тополя накинули на плечи толстые шубы. Малышня во дворе с радостными воплями каталась с деревянной горки, дети постарше играли в снежки.

Это был двор из ее детства, и сама она была пятилетней малышкой, которая строила с отцом снежную бабу.

- Сейчас мы сделаем ей нос, - отец достал из кармана пальто морковь и воткнул в рыхлый ком.

- Ура! - захлопала красными варежками в прилипших снежных катышках маленькая Антонина и тут же замерла, увидев, как во двор с громким скрежетом въезжает снегоуборочная машина. Безжалостно уничтожив металлическими ручищами снежную бабу, она двинулась в сторону горки.

- Не трогай горку! – закричала женщина и проснулась.

Болела от духоты голова, очень хотелось выпить. Комната была пропитана запахом дешевого табака. Антонина подошла к давно немытому окну и резко дернула за ручку старой разбухшей рамы. Окно неохотно открылось, осыпавшись кусками рассохшейся краски.

Женщина принялась жадно дышать. Резкий порыв ветра бросил ей в лицо колючую горсть какой-то грязи. С трудом задвинув раму обратно, Антонина отправилась на кухню, где-то там вчера был спрятан остаток водки. Или это было сегодня?

Она посмотрела на часы - на их месте было чистое пятно обоев. Куда и когда исчезли часы, она не помнила. Впрочем, было два варианта – либо их унес сын Пашка, либо она сама продала у метро.

Антонина обыскала все, но заначку не нашла. «Это уж точно сынок, - подумала она беззлобно, - видно ему совсем невмоготу было, если он мою опохмелку употребил. А мне-то как быть? Деньги давно кончились.

Что бы продать?». На обшарпанном подоконнике она обнаружила горшок с цветком - в растрескавшейся земле, утыканной окурками, из последних сил боролось за жизнь неприхотливое растение алоэ.

Придав ему товарный вид, женщина надела телогрейку, намотала на голову платок, больше похожий на половую тряпку и, всунув босые ноги в растоптанные боты, взглянула в заляпанное зеркало. В нем отразилась пожилая толстая тетка с опухшим лицом и отеками под глазами. Серый цвет кожи выдавал заядлую курильщицу.

Изобразив голливудский оскал, Антонина показала зеркалу белесый язык и состроила рожу. «Выгляжу явно не на сорок пять. Когда я смотрелась в зеркало в последний раз? – задумалась она, аккуратно спускаясь по темной лестнице, прижимая к груди горшок с алоэ, - недели три назад или четыре? Ничего не соображаю. Интересно, какое сегодня число и месяц? Вроде недавно была осень? Или уже зима? Не помню».

На улице было сумрачно. Тусклыми пятнами светились редкие окна в домах. А вот витрины магазинов и рекламные постеры, предлагающие разнообразные алкогольные напитки, были освещены вызывающе ярко. Редкие прохожие, прикрываясь руками от резких порывов ветра, то и дело со страхом поглядывали на небо.

Антонине очень хотелось выпить, но она шла не торопясь, желая насладиться свежестью после прокуренной квартиры. Но воздух отдавал запахом гари, словно где-то неподалеку горела помойка.

Антонина оглянулась - огня нигде не было, зато ветер вел себя необычно. Как будто по приказу невидимого хозяина, он закручивал в маленькие вихри грязь и пыль с улицы и точным броском направлял их в лица прохожих.

Вдруг она сообразила, что с улиц исчезли машины и деревья. Без растительности было непонятно, какое время года – ранняя осень или поздняя весна – ни тепло, ни холодно. Выпить захотелось нестерпимо. Казалось, еще немного и ее разорвет от неудовлетворенного желания.

- Купите цветок, - бросилась она к идущему мимо мужчине, - всего стольник.

- Ты что, ненормальная? – прохожий злобно покрутил пальцем у виска, - кому он здесь нужен? Да и деньги тебе не пригодятся.

«В городе явно что-то случилось. Может, ураган снес все деревья и машины? Сколько же я проспала?» - Антонина остановилась и попыталась восстановить события последних дней, но все они слились в недельный запой. Она вспомнила только, что сын принес в пятницу ящик водки, и первую бутылку они выпили вместе.

Перейти к чтению сказки >>

См. также:
- Другие рассказы и сказки Ирины Рогалёвой
- Ирина Рогалёва о своих сказках
- Сказка про девочку Выгоду
- Рассказ "Ветер перемен"

Прыг: 071 072 073 074 075 076 077 078 079 080 081
Скок: 010 020 030 040 050 060 070 080 090 100
Шарах: 100



E-mail подписка:


Клайв Стейплз Льюис
Письма Баламута
Книга показывает духовную жизнь человека, идя от противного, будучи написанной в форме писем старого беса к молодому бесенку-искусителю.

Пр. Валентин Свенцицкий
Диалоги
В книге воспроизводится спор "Духовника", представителя православного священства, и "Неизвестного", интеллигента, не имеющего веры и страдающего от неспособности ее обрести с помощью доводов холодного ума.

Анатолий Гармаев
Пути и ошибки новоначальных
Живым и простым языком автор рассматривает наиболее актуальные проблемы, с которыми сталкивается современный человек на пути к Богу.

Александра Соколова
Повесть о православном воспитании: Две моих свечи. Дочь Иерусалима
В интересной художественной форме автор дает практические ответы на актуальнейшие вопросы современной семейной жизни.


www.tempus

купить часы дизель

tempus.by