Нагорная проповедь

Архиепископ Аверкий (Таушев, 1906-1976)
(Матф. 5, 6 и 7 главы; Луки 6:12-49)

Нагорная проповедь замечательна тем, что содержит сущность евангельского учения. Приводится текст из главы 7-й, учебника Архиепископа Аверкия (Таушева, 1906-1976) «Руководство к изучению Священного Писания Нового Завета. Четвероевангелие», издание Свято-Троицкой Семинарии в селении Джорданвиль, штат Нью-Йорк.

Содержание:

Введение;
I - Первая часть Нагорной проповеди (Матф. 5);
(1) Заповеди блаженства;
(2) Вы — соль земли;
(3) Вы — свет мира;
(4) Не нарушить пришел Я но исполнить;
(5) Нельзя гневаться;
(6) Нельзя прелюбодействовать в сердце своем;
(7) Нельзя разводиться;
(8) Не клянись вовсе;
II - Вторая часть Нагорной проповеди (Матф. 6);
(9) Не нужно поститься на показ;
(10) Не собирайте себе сокровищ на земле;
III - Третья часть Нагорной проповеди (Матф. 7);
(11) Не судите, да не судими будете;
(12) Просите, и дано будет вам;
(13) Золотое правило;
(14) Входите тесными вратами;
(15) Берегитесь лжепророков;
(16) Притча о благоразумном строителе;
(17) Конец Нагорной проповеди;

1. Введение

Полностью Нагорная проповедь изложена только у Евангелиста Матфея. В сокращенном виде ее излагает Евангелист Лука, у которого отдельные части Нагорной проповеди встречаются даже в разных местах его Евангелия.

Нагорная проповедь замечательна тем, что содержит всю сущность евангельского учения. Недалеко от Геннисаретского озера между Капернаумом и Тивериадой доселе показывают «гору блаженств», с которой была произнесена Господом ради удобства многочисленного слушающего народа Нагорная проповедь. Гордый своим избранничеством и не могший примириться с потерей своей самостоятельности еврейский народ начал мечтать о приходе такого Мессии, который освободит их от чужеземного владычества, отомстит всем врагам, воцарится над евреями и поработит им все народы земли, причем даст им чисто сказочное благополучие: повелит морю выбрасывать жемчуг и все свои сокровища, оденет народ свой в багряницу, украшенную драгоценными камнями и будет питать его манною, еще более сладкою, чем та, какая посылалась им в пустыне. С такими ложными мечтами о земном блаженстве, которое дарует им Мессия, они окружили Иисуса, ожидая, что вот-вот Он провозгласит Себя Царем Израилевым и наступит этот блаженный век. Они думали, что наступает конец их страданиям и унижениям, и они будут отныне счастливы, блаженны.

I - Первая часть Нагорной проповеди (Матф. 5)

1. Заповеди блаженства (Мат. 5:3-12). И в ответ на эти их мысли и чувства, Господь раскрывает им Свое евангельское учение о блаженствах, в корне разбивая их заблуждения. Он учит здесь о том же, о чем говорил Никодиму: о том, что нам необходимо духовно переродиться, чтобы создать на земле Царство Божие, этот потерянный людьми рай, и тем приготовить себе блаженство вечной жизни в Царстве Небесном. Первый шаг к этому — сознать свою духовную нищету, свою греховность и ничтожество, смириться. Вот почему «Блажени нищии духом, яко тех есть Царствие Небесное». Блаженны те, которые, видя и сознавая свои грехи, препятствующие им вступить в это Царствие, плачут о них, ибо они примирятся с своей совестью и утешатся. Оплакивающие свои грехи доходят до такого внутреннего спокойствия, что уже становятся неспособными на кого-либо гневаться, делаются кроткими. Кроткие христиане действительно унаследовали землю, которой прежде владели язычники, но они наследуют землю и в будущей жизни, новую землю, которая откроется по разрушении этого тленного мира, «землю живых» (Исх.26:13; Апок.21:1). «Блажени алчущии и жаждущии правды», т.е исполнения во всем воли Божией, ибо они насытятся, достигнут той праведности и оправдания Божия, которые дает искреннее стремление исполнять во всем волю Божию. Милостивый Бог требует и от людей милосердия, добродетели, которой достигают стремящиеся жить по воле Божией. Поэтому «Блажени милостивии, яко тии помиловани будут» Богом, как и наоборот: «Суд без милости не сотворшим милости» (Иаков. 2:13). Искренние дела милосердия очищают человеческое сердце от всякой греховной нечистоты, а чистии сердцем блажени, потому что они своим сердцем, как духовным оком, узрят Бога. Зрящие Бога стремятся подражать Ему, уподобляться Сыну Его, примирившему человека с Богом, принесшего мир человеческой душе, они ненавидят вражду и потому становятся миротворцами, стремясь всюду водворять мир. Поэтому и они блаженны, ибо нарекутся «сынами Божиими». Достигшие такой духовной высоты должны быть готовы к тому, что этот греховный мир, «во зле лежащий» (I Иоан.5:19), возненавидит их за ту правду Божию, носителями которой они являются и начнет гнать их, поносить их, злословить и всячески преследовать за их преданность Господу Иисусу Христу и Его Божественному учению. Таковых, которые много терпят здесь за Христа, ожидает великая награда на небесах.

Эти девять новозаветных заповедей, носящих название Заповедей блаженства, представляют собою в сокращенном виде как бы все Евангелие. Характерно их отличие от 10 ветхозаветных заповедей. Там говорится преимущественно о внешних поступках человека и налагаются строгие прещения в категорической форме. Здесь говорится преимущественно о внутренней настроенности человеческой души и излагаются не требования в категорической форме, а лишь условия, при соблюдении которых достижимо для человека вечное блаженство.

Евангелист Лука дополняет учение св. Матфея о блаженстве. Он приводит слова Господа Иисуса Христа, содержащие предостережение тем людям, которые видят блаженство лишь в упоении земными благами. «Горе вам, богатые!» — говорит Господь, противопоставляя этих богатых нищим духом. Здесь имеются в виду не просто обладающие земным богатством, конечно, а уповающие на него, гордые, превозносящиеся надменно относящиеся к другим людям. «Горе вам, пресыщенные ныне: ибо взалчете» — в противоположность «алчущим и жаждущим правды», это люди не ищущие правды Божией, но довольные своей лжеправдой. «Горе вам, смеющиеся ныне: ибо восплачете и возрыдаете» — такие несомненно противополагаются плачущим, это люди беспечные, легкомысленно относящиеся к провождаемой ими греховной жизни. Мир, во зле лежащий, любит тех, кто потворствует ему, кто живет по его греховным обычаям; поэтому, «горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо», это признак неблагополучия вашего нравственного состояния.

2. Вы — соль земли (Мат.5:13). Далее Господь говорит, что все Его последователи, исполняющие эти Его наставления, будут солью земли. Соль предохраняет пищу от порчи я делает ее здоровой, приятной на вкус — так и христиане должны предохранять мир от нравственной порчи и способствовать его оздоровлению. Соль сообщает свою соленость всем веществам, с которыми близко соприкасается, так и христиане должны сообщать дух Христов всем остальным людям, еще не ставшим христианами. Соль не изменяет сущности и внешнего вида веществ, в которых растворяется, а только дает им свой вкус. Так и христианство не производит какой-либо внешней ломки в человеке и человеческом обществе, но лишь облагораживает душу человека и через это преображает всю человеческую жизнь, придавая ей особый христианский характер. «Аще же соль обуяет, чим осолится» — на востоке действительно есть вид соли, которая под действием дождя, солнца и воздуха, теряет свой соленый вкус. Такую соль уже ничем не исправишь. Так и те люди, которые, однажды вкусив благодатного общения со Св. Духом, впали в непростительный грех противления Ему, уже неспособны без чрезвычайной помощи Божией, обновиться духовно.

3. Вы — свет мира (Мат. 5:14-16). Светом мира является собственно Господь Иисус Христос, но поскольку верующие воспринимают этот свет и отражают его в мир, они также являются «светом мира». Таковы в особенности Апостолы и их преемники, назначение которых в том и состоит, чтобы светить светом Христовым, — пастыри Церкви. Они должны так жить, чтобы, видя их добрые дела, люди прославляли Бога.

4. Не нарушить пришел Я но исполнить (Мат. 5:17-20). Намереваясь показать отношение Своего нового закона к ветхому, Господь предварительно успокаивает ревность иудеев по законе, подчеркивая, что Он пришел не нарушить закон, но исполнить. Христос действительно пришел на землю для того, чтобы на Нем исполнилось все ветхозаветное Слово Божие, чтобы раскрыть, осуществить и утвердить всю силу закона и пророков — показать истинный смысл и дух всего Ветхого Завета. «Как Он исполнил закон?» — спрашивает блаж. Феофилакт: «во-первых тем, что совершил все, предсказанное о Нем пророками. Он исполнил и все заповеди закона, ибо не сотворил беззакония и не было лести во устах Его. Он исполнил закон и тем, что восполнил его, ибо в совершенстве начертал то, чего закон представлял одну тень», дал более глубокое и духовное понимание всех ветхозаветных заповедей, уча о недостаточности одного внешнего, формального их исполнения. «Иота» — самая малая по начертанию буква еврейского алфавита. Говоря, что «иота едина, или едина черта не прейдет от закона», Господь подчеркивает, что и самое малое в законе Божием не останется без исполнения. Фарисеи разделяли заповеди на большие и малые и не считали грехом нарушение малых заповедей закона, относя к ним, между прочим, заповеди о любви, милостыне и правосудии. «Малейшим наречется в Царствии Небесном», по свойству греческого выражения, значит: будет отвержен, не войдет в Царствие Небесное. Праведность книжников и фарисеев характеризовалась лишь внешним исполнением правил и предписаний закона, притом, главным образом, мелочных; она уживалась поэтому в их сердцах с самомнением, надменностью, без духа смирения и кроткой любви, и была наружной и лицемерной, под личиной ее могли гнездиться гнусные пороки и страсти, в чем Христос Спаситель неоднократно с силою обличал их. От такой внешней, показной праведности Господь и предостерегает Своих последователей.

5. Нельзя гневаться (Матф.5:21). Далее на протяжении всей 5-ой главы, начиная с 21 ст., Господь показывает, в чем именно пришел Он восполнить ветхозаветный закон: Он учит здесь более глубокому и духовному пониманию и исполнению ветхозаветных заповедей. Мало только не убивать человека физически, нельзя убивать его и морально, гневаясь на него напрасно. «Всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему «рака», подлежит синедриону: а кто скажет «безумный», подлежит геенне огненной». Здесь применительно к еврейским представлениям указывается различная степень грехов гнева против ближнего. Обычный городской суд ведал меньшими преступлениями; большие преступления подлежали великому Синедриону, или сонмищу, высшему судилищу, находившемуся в Иерусалиме и состоявшему из 72 членов под председательством первосвященника. «Рака» значит «пустой человек» и выражает собою презрение. «Уроде», или «безумный» выражает собою крайнюю степень презрения или пренебрежения к ближнему: так называли не только глупого, но и нечестивого, бессовестного человека. Наказание за эту высшую степень гнева — «геенна огненная». Так называлась долина Энномова, находившаяся к юго-западу от Иерусалима, в которой при нечестивых царях совершалось отвратительное служение Молоху (4 Цар. 16:3 и 2 Парал. 28:3), где проводили юношей через огонь и приносили в жертву младенцев. Эта долина, после прекращения идолопоклонства, сделалась предметом ужаса и отвращения. Туда стали свозить из Иерусалима нечистоты и трупы остающихся без погребения; там же совершались иногда и смертные казни; воздух в этой долине был так заражен, что для очищения его там постоянно горел огонь; поэтому место это стало страшным и отвратительным, прозвано долиной огненной и стало служить образом вечных мучений грешников. Кротость и любовь христианина к ближним должна простираться до того, чтобы не только самому не гневаться ни на кого, но и ничем не вызывать гнева против себя со стороны ближнего, разумеется, с недобрым чувством. Это препятствует с чистой совестью приносить молитвы Богу, а потому надо поспешить примириться с братом. Применительно к римскому судопроизводству, согласно которому заимодавец мог силою вести своего должника к судье, обиженный нами брат называется нашим «соперником», с которым мы должны примириться, еще находясь «на пути» этой земной жизни, чтобы он не отдал нас Судье — Богу, и мы не понесли бы заслуженного возмездия. И св. ап. Павел торопил обидчика мириться с обиженным, говоря: «Солнце да не зайдет во гневе вашем» (Ефес. 4:26).

6. Нельзя прелюбодействовать в сердце своем (Матф.5:27). Точно также недостаточно одним внешним образом исполнять 7-ю заповедь закона Божия: «Не прелюбы сотвори», ограждая себя от грубого нарушения ее впадением в грех самым делом. Возвышая эту заповедь, Господь учит, что не только внешнее действие прелюбодеяния есть преступление, но и внутреннее вожделение, взгляд на женщину с вожделением. «Любодействует с женою в сердце», говорит св. Афанасий Вел.: «тот, кто согласен на дело, но препятствуют ему в том или место или время или страх гражданских законов». Не всякий взгляд на женщину грех, но взгляд, соединенный с внутренним пожеланием совершить с нею грех прелюбодеяния. В случае соблазна на грех нужно проявлять такую решимость к пресечению соблазна, чтобы не пожалеть ничего самого дорогого, каковыми являются для человека собственные члены — члены его тела, глаз или рука. В данном случае глаз или рука указываются здесь, как символы всего драгоценного для нас, которым мы должны пожертвовать ради того, чтобы искоренить страсть и избежать впадения в грех.

7. Нельзя разводиться (Матф.5:32). В связи с этим Господь запрещает мужу разводиться с своей женой, «разве словесе любодейнаго», т.е., «кроме вины любодеяния». Ветхозаветный закон Моисеев (Втор. 24:1-2) разрешает мужу развестись с своей женой, дав ей разводное письмо, письменное свидетельство, что она была его женой и что он отпускает ее от себя по такой или такой причине. Положение женщины при произволе мужа было тогда весьма тяжелым.

Господь в другом месте (Марк.10:2-12) говорит, что разрешение разводиться с женой дано Моисеем евреям, «по их жестокосердию», но что изначала не было так, что, брак установлен Богом, как союз нерасторжимый. Он расторгается сам собою только в случае прелюбодеяния одного из супругов. Если же муж без этой причины разводится с своей женой, то он толкает ее на прелюбодеяние, как равно является виновником прелюбодеяния того, кто возьмет ее.

8. Не клянись вовсе (Матф.5:33). Ветхозаветный закон запрещал употреблять клятву именем Божиим в делах пустых, тем более во лжи. Третья заповедь закона Божия запрещает употребление имени Божия всуе, запрещает всякого рода легкомысленное отношение к клятве именем Божиим. Современные Господу Иисусу Христу иудеи, желая по букве исполнить это запрещение злоупотреблять именем Божиим, вместо этого, клялись небом или землей, Иерусалимом, своей головой и, таким образом, без употребления имени Божия, все же клялись и всуе и во лжи. Эти клятвы и запрещает Господь Иисус Христос, ибо все сотворено Богом: клясться каким-либо Его творением значит клясться Сотворившим, и клясться Им во лжи значит оскорблять святость клятвы. Христианин должен быть настолько честным и правдивым, что ему должны верить по одному слову: «ей, ей: ни, ни» без всякой божбы. Но в важных случаях этим отнюдь не запрещается законная клятва или присяга. Сам Господь Иисус Христос утвердил клятву на суде, когда на слова Первосвященника: «Заклинаю Тебя Богом Живым», отвечал: «Ты сказал», ибо такова именно была у евреев форма судебной присяги (Матф.26:63-64). И ап. Павел клянется, призывая Бога в свидетельство истины своих слов (Римл.1:9, 9:1, 2 Кор.1:23, 2:17, Гал.1:20 и др.). Запрещается клятва пустая, легкомысленная.

В древности месть была настолько распространена, что важно было хотя бы несколько умерить ее проявления, что и делал ветхозаветный закон. Закон Христов совсем отменяет месть, проповедуя любовь к своим врагам. Но изречение: «не противитися злу» никак нельзя понимать в смысле «непротивления злу вообще», как это делает Лев Толстой и подобные ему лжеучители. Господь воспрещает нам восставать с ответной злобой против человека, причинявшего нам зло, но ко всякому злу, как к таковому; христианин должен быть совершенно непримиримым и должен бороться со злом всеми доступными ему мерами, не допуская только зла в свое собственное сердце. Не следует понимать буквально слова: «Но аще кто ударит тя в десную твою ланиту, обрати ему и другую», ибо мы знаем, что Сам Христос поступил иначе, когда служитель на допросе у первосвященника Анны ударил Его по щеке (Иоан.18:22-23). Не только творящих зло вообще, но и наших личных обидчиков мы должны стараться исправлять, о чем есть прямая заповедь Господа в Ев. Матфея 18:15-18. Запрещается злое чувство мстительности, но не борьба со злом. Запрещается также сутяжничество, а наоборот предписывается удовлетворение нужд ближнего: «просящему у тебе дай!» Это, конечно, не исключает тех случаев, когда давать просящему не только не полезно, но и вредно: истинная христианская любовь к ближнему не допустит, напр., дать нож просящему его убийце или яд желающему лишить себя жизни.

В Ветхом Завете мы не находим заповеди: «возненавидиши врага твоего», но, по-видимому, иудеи сами извлекли себе такую заповедь из заповеди о любви к ближнему, ибо «ближними» они считали только людей, близких по вере, по происхождению или по взаимным услугам. Остальные, т.е. иноверцы, иноплеменники и люди, выказавшие злобу, считались «врагами», любовь к которым казалась неуместной. Христос же заповедал, чтобы, как Отец наш Небесный, чуждый гнева и ненависти, любит всех людей, далее злых и неправедных, как детей Своих, так и мы, желающие быть достойными сынами Отца Небесного, любили бы всех, даже врагов своих. Господь желает, чтобы Его последователи в нравственном отношении были выше иудеев и язычников, любовь которых к другим людям основана в сущности на себялюбии. Любовь ради Бога, ради заповеди Божией, достойна награды, но любовь по естественной склонности или ради своей житейской выгоды, награды не заслуживает. Так, восходя постепенно все выше по лествице христианского совершенства, христианин дойдет, наконец, до высочайшей и труднейшей для естественного и невозрожденного человека заповеди о любви к врагам, которой заключает Господь первую часть Своей нагорной проповеди. И как бы желая показать, насколько исполнение этой заповеди уподобляет слабого и несовершенного человека Богу, Он и подтверждает, что идеал христианского совершенства и состоит именно в Богоуподоблении: «Будите убо вы совершени, якоже Отец ваш Небесный совершен есть». Это вполне согласно с Божественным планом, выраженным еще при сотворении человека: «Сотворим человека по образу Нашему и по подобию» (Бытия гл.1 ст. 26). Божественная святость для нас недостижима, а потому здесь не равенство между нами и Богом имеется в виду, но некое внутреннее уподобление, приближение постепенное бессмертной человеческой души к ее Первообразу при помощи благодати.

II - Вторая часть Нагорной проповеди (Матф. 6)

Вторая часть Нагорной проповеди, составляющая содержание 6-ой главы, излагает учение Господа о милостыне, о молитве, о посте и увещание стремиться к главной цели человеческой жизни — Царствию Божию. Сказав ученикам Своим, чего они не должны и что должны делать, чтобы достигнуть блаженства, Господь перешел затем к вопросу о том, как надо делать то, что Он заповедал. Ни дел милосердия, ни дел Богопочтения, каковы молитва и пост, мы не должны делать на показ, ради людской славы, ибо в таком случае людская похвала и будет нашей единственной наградой. Тщеславие, как моль, съедает все добрые дела, а потому лучше творить все доброе в тайне, чтобы не лишиться награды от Отца нашего Небесного. Здесь не запрещается, конечно, подавать милостыню и явно, но запрещается делать это с целью обратить на себя внимание и снискать похвалу от людей. Не запрещается также молиться в храмах, но запрещается молиться намеренно на показ. Можно, по мысли св. Златоуста, и в закрытой комнате молиться по тщеславию, и тогда «затворенные двери не принесут никакой пользы». Под многословием в молитве понимается мнение язычников о молитве, как о заклинании, которое чем чаще его повторять, тем может быть действеннее. Мы молимся не потому, чтобы Бог не знал наших нужд, а лишь для того, чтобы через молитву очистить сердце и сделаться достойными Божиих милостей, вступив духом своим во внутреннее общение с Богом. Это Богообщение и есть цель молитвы, достижение которой не зависит от количества произносимых слов.

Порицая многословие, Господь в то же время многократно заповедует неустанные молитвы, научая, что должно всегда молиться и не унывать (Луки 18:1) и Сам ночи проводя в молитве. Молитва должна быть разумной: мы должны обращаться к Богу с такими просьбами, которые достойны Его и исполнение которых спасительно для нас. Для научения нас такой молитве Господь и дает, в качестве образца, молитву «Отче наш», получившую поэтому название молитвы Господней. Как образец, эта молитва отнюдь не исключает собою других молитв: Сам Господь молился, произнося другие молитвы (Иоан.17). Называя Бога нашим Отцом, мы сознаем себя Его детьми, а в отношении друг ко другу — братьями, и молимся не только от себя и за себя, но от лица всех и за всех. Говоря: «Иже еси на небесех», отрешаемся от всего земного и возносимся умом и сердцем в горний мир. «Да святится Имя Твое» — да будет Имя Твое свято для всех людей, да прославляют все люди и словами и делами своими Имя Божие. «Да приидет Царствие Твое» — царство Мессии Христа, о чем мечтали все иудеи, неправильно только представляя себе это царство в чувственном виде — здесь мы молимся о том, чтобы Господь воцарился в душах всех людей и, после этой временной земной жизни, сподобил бы нас вечной блаженной жизни в общении с Ним. «Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли» — пусть все в мире совершается по всеблагой и премудрой воле Божией и пусть мы, люди, так же охотно исполняем волю Божию на земле, как исполняют ее ангелы на небе. «Хлеб наш насущный даждь нам днесь» — дай нам на сегодня все, что необходимо для нашей телесной пищи; что будет с нами завтра, мы не знаем: мы нуждаемся только в «насущном» хлебе, т.е. ежедневном, необходимом для поддержания нашего существования. «И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим»: эти слова поясняются св. Лукою, который приводит эти слова так: «И остави нам грехи наша» (Лук. 11:4) — грехи это наши долги, потому что греша, мы не исполняем должного и остаемся должниками перед Богом и перед людьми.

Это прошение с особой силой внушает нам необходимость прощать нашим ближним все обиды: не прощая другим, мы не смеем просить о прощении Богом наших грехов, не смеем молиться словами Молитвы Господней. «И не введи нас в напасть, или в искушение» — испытание наших нравственных сил путем склонения к какому-либо ненравственному действию. Мы просим тут Бога оградить нас от падения, если такое испытание наших нравственных сил неизбежно и необходимо. «Но избави нас от лукаваго» — от всякого зла и от виновника его — диавола. Молитва заканчивается уверенностью в исполнении просимого, ибо Богу принадлежит в сем мире вечное царство, бесконечное могущество и слава. Слово: «Аминь» с еврейского означает: «так», «действительно», «истинно», «да будет». Оно произносилось в синагогах молящимися в подтверждение молитвы, произнесенной старшим.

9. Не нужно поститься на показ (Матф.6:16). Учение Господа о посте, который также должен быть для Бога, а не для получения похвалы людской, ясно свидетельствует о том, сколь неправы те, которые говорят, будто Господь не предписывал Своим последователям поститься. Постясь, не следует так изменять своего наружного вида, чтобы этим привлекать внимание к себе, но являться перед людьми таким, как всегда: на Востоке было принято, совершив омовение тела, умащаться маслом, особенно помазать им голову; фарисеи же в дни поста не умывались, не расчесывали волос и не мазали их маслом, привлекая к себе общее внимание своим необычным видом, что и порицает Господь.

10. Не собирайте себе сокровищ на земле (Матф.6:19). Далее с 19 стиха 6-ой главы Господь учит нас искать прежде всего Царствия Божия и не отвлекаться от этого искания никакой иной заботой: не заботиться о приобретении и накоплении земных сокровищ, которые недолговечны и легко подвергаются порче и уничтожению. Где у кого собрано сокровище, там он и пребывает постоянно своими мыслями, чувствами и желаниями. Поэтому христианин, который должен быть сердцем своим на небе, не должен увлекаться земными стяжаниями, но должен стремиться к приобретению небесных сокровищ, каковыми являются добродетели. Для этого нужно хранить сердце свое, как око. Мы должны оберегать свое сердце от земных желаний и страстей, чтобы оно не перестало для нас быть проводником духовного, небесного света, как телесное око является для нас проводником вещественного света. Кто думает одновременно служить Богу и Маммоне (Маммона — сирское божество, которое почитали, как бога — покровителя земных сокровищ или благ, или вообще богатства, как Плутос у греков) тот подобен желающему угодить двум господам, имеющим разный характер и представляющим разные требования, что очевидно невозможно. Господь влечет нас к небесному и вечному, а богатство к земному и тленному. Поэтому, чтобы избежать такой двойственности, мешающей делу вечного спасения, надо отказаться от чрезмерных, излишних, беспокойных, томительных забот о пище, питье и одежде — таких забот, которые поглощают все наше время и внимание и отвлекают нас от забот о спасении души. Если Бог так заботится о неразумной твари, давая пищу птицам и роскошно одевая полевые цветы, то тем более не оставит Он без всего необходимого для земной жизни человека, созданного по образу Божию и призванного быть наследником Царствия Божия. Вся наша жизнь — в воле Божией и не зависит от наших попечений: разве можем мы сами, заботясь, прибавить себе росту хоть на один локоть? Все это, однако, не значит, что христианин должен отказаться от трудов и предаться праздности, как пробовали некоторые еретики истолковывать это место Нагорной проповеди. Труд заповедан человеку Богом еще в раю, до грехопадения (Быт. 2:15), что подтверждено вновь при изгнании Адама из рая (3:19). Тут осуждается не труд, а чрезмерная гнетущая забота о будущем, о завтрашнем дне, который не в нашей власти и до которого нам еще надо дожить. Здесь лишь указывается иерархия ценностей: «Ищите прежде Царствия Божия и правды Его: в награду за это Господь Сам позаботится о вас, чтобы вы имели все необходимое для земной жизни, и мысль об этом не должна вас мучить и угнетать, как неверующих в промысел Божий язычников». Эта часть Нагорной проповеди 6:25-34 представляет нам замечательную картину Промысла Божия, пекущегося о Своей твари. «Не пецытеся убо на утрей, утренний бо собою печется» — неразумно заботиться о завтрашнем дне, потому что завтрашний день вне нашей власти, и мы не знаем, что принесет он с собой: завтрашний день может принести с собой заботы, о которых мы и не думаем.

III - Третья часть Нагорной проповеди (Матф. 7)

Третья часть Нагорной проповеди, заключающаяся в 7-ой главе, учит нас не осуждать ближних, охранять святыню от поругания, о постоянстве в молитве, о широком и тесном пути, о лжепророках, об истинной и ложной мудрости.

11. Не судите, да не судими будете (Матф.7:1). «Не судите, да не судими будете» — эти слова св. Лука передает так: «Не осуждайте, да не осуждени будете» (6:37). Здесь запрещается следовательно не «суждение» о ближнем, а «осуждение» его, в смысле пересудов, происходящих, по большей части, из каких-либо самолюбивых и нечистых побуждений, из тщеславия, гордости, запрещается злословие, злоязычие, злобное порицание чужих недостатков, проистекающее из чувства нелюбви, недоброжелательства к ближнему. Если бы здесь запрещалось вообще всякое суждение о ближнем и его поступках, тогда не мог бы Господь сказать дальше: «Не дадите святая псом: ни пометайте бисер ваших перед свиниями» и не могли бы христиане исполнять своей обязанности — обличать и вразумлять согрешающих, что предписывается Самим же Господом дальше в гл. 18 ст. 15-17 [П1]. Запрещается злое чувство, злорадство, но не сама по себе оценка поступков ближнего, ибо не замечая зла, мы легко могли бы начать относиться безразлично ко злу и добру, потеряли бы чувство различения добра и зла.

Вот как говорит об этом св. Златоуст:

«Если кто прелюбодействует, неужели я не должен сказать, что прелюбодеяние есть зло, и неужели не должен исправить распутника? Исправь, но не как неприятель, не как враг, подвергая его наказанию, но как врач, прилагающий лекарство. Надо не порицать, не поносить, но вразумлять; не обвинять, но советовать; не с гордостью нападать, но с любовью исправлять» (Б. 23).

Здесь Христос запрещает с недобрым чувством порицать людей за их недостатки, не замечая своих собственных, может быть, еще больших недостатков, но тут нет речи о гражданском суде, как это хотят видеть некоторые лжеучители, как нет речи и об оценке поступков человека вообще. Эти слова Господа имели в виду гордых самомнительных фарисеев, которые с немилосердным осуждением относились к другим людям, себя одних считая праведниками. Тут же после этого Господь предостерегает Своих учеников от проповеди Своего Божественного учения — этого подлинного бисера — тем людям, которые, подобно псам и свиньям, неспособны оценить его, по своему крайнему закоснению во зле, и которые, погрязши глубоко в разврате, пороках и злодеяниях, с ожесточенной злобой относятся ко всякому добру.

12. Просите, и дано будет вам (Матф.7:7). Далее в наставлении: «Просите и дастся вам» Господь учит постоянству, терпению и усердию в молитве. Истинный христианин, помнящий наставление Господа: «Ищите прежде Царствия Божия и правды его» не станет в своей молитве домогаться получения чего-либо суетного, вредного для спасения души, а потому может быть уверен, что по молитве его «дастся» ему и «отверзется» ему, как обещает Господь тому, кто усердно молится. Ев. Матфей говорит: «Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него», а св. Лука словами: «Даст Духа Святаго просящим у Него» разъясняет, какие это блага, о которых стоит и нужно просить. Отец не даст сыну вредного, а потому и Господь дает человеку только то, что является подлинным благом для человека.

13. Золотое правило (Матф.7:12). В заключение наставлений об отношении нашем к другим людям, Господь изрекает правило, которое называют «золотым»: «во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними». В этом — «закон и пророки», ибо любовь к людям есть отражение любви к Богу, как любовь к братиям есть отражение любви к родителям.

14. Входите тесными вратами (Матф.7:13). Христос предупреждает, что последование Его заповедям не так легко: это «путь тесный» и «врата узкия», но зато они вводят в вечную блаженную жизнь, в то время как путь широкий и пространный, привлекательный для тех, кто не любит бороться со своими греховными страстями, ведет в погибель.

15. Берегитесь лжепророков (Матф.7:15). Тут же Господь и предостерегает Своих последователей от разных лжеучителей и лжепророков, которые могут совратить с этого единственного спасительного пути, каковы в настоящее время многочисленные сектанты, так заманчиво проповедующие о легкости спасения, минуя эти узкие врата и тесный путь. Эти лжеучители имеют наружный вид кротких овец, но внутри они, подобны хищным волкам, губящим доверчивых овец. Этих лжеучителей можно распознать по «плодам их», т.е по жизни и по делам их. Как бы против современных сектантов, учащих об оправдании человека одною верою, без добрых дел, направлены и дальнейшие слова Господа: «Не всякий, говорящий Мне: Господи! Господи! войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небеснаго». Здесь ясно видно, что мало только веры в Господа Иисуса Христа, но нужна и жизнь, отвечающая этой вере, т.е. исполнение заповедей Христовых, добрые дела. В начале проповеди христианства многие действительно творили чудеса Именем Христовым, даже и Иуда, получивший эту власть, наравне с другими 12 Апостолами, но это не спасает, поскольку такие люди не заботились об исполнении заповедей Божиих.

16. Притча о благоразумном строителе (Матф.7:24). Ту же мысль Господь повторяет и в заключение всей Своей Нагорной проповеди: кто только слушает слова Христовы, но не исполняет их, т.е не творит добрых дел, тот подобен человеку, создавшему свой дом на песке, и только исполняющий на деле заветы Христова учения подобен построившему свой дом на камне. Это сравнение особенно близко и понятно было иудеям, ибо в Палестине бывало частым явлением, как сильные проливные дожди, сопровождаемые бурями, сносили дома, построенные на песчаном грунте. Только исполняющий заповеди Христовы на деле может устоять в час нашедших на него, подобно буре, тяжких искушений. Не исполняющий заповедей Христовых легко впадает в отчаяние и погибает, отрекаясь от Христа. Поэтому Церковь наша в своих песнопениях и просит Христа утвердить нас «на камени заповедей Его».

17. Конец Нагорной проповеди (Матф.7:28). Св. Матфей заканчивает свое повествование Нагорной проповеди свидетельством, что народ дивился учению Христову, ибо Христос учил их, как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи. Учение фарисеев состояло, большей частью, в мелочах, в бесполезных словоизвитиях и словопрениях — учение Иисуса Христа было просто и возвышенно, ибо Он говорил, как Сын Божий, как никто до того не говорил, говорил при этом лично от Себя: «А Я говорю вам» — в словах Его ясно чувствовалась Божественная власть и сила.

Примечания:

[П1] Итак, долг христианина исправлять грешника. Конечно это нужно делать любя и осторожно. Между прочим именно в этом есть одна из значительных разниц в поведении русского и западного человека. Русский человек не страдает гордыней и поэтому он легко принимает критику и учится на своих ошибках. Западный человек страдает гордыней и его ни в коем случае нельзя критиковать. Верующие христиане это обосновывают тем что в Евангелии сказано что нельзя осуждать. Таким образом они закрывают себе дорогу не только к духовному, но и любому росту. Русских с их прямотой, западные люди считают грубыми и неотесанными. Русские же считают западных что они страдают гордыней и манией величия.

Есть еще одно место в Новом Завет где говорится о том же самом. (Иакова 5:20) «Пусть тот знает, что обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов».

См. также:

- Архиепископ Аверкий (Таушев). Четвероевангелие: Руководство к изучению Священного Писания Нового Завета.
1974 г., Свято-Троицкий монастырь, Джорданвиль, мягк. обл., 334 стр., по ст. орф.
Пожалуй лучший учебник на уровне семинарии. Текст слегка отредактированный.
- Епископ Александр (Милеант). Нагорная Проповедь.
Подготовлено на основе материалов электронных страниц "Дорога домой"

Основа христианского учения

По учебнику Протоиерея Аполлония Темномерова, Священная История Новаго Завета, Петроград, 1915 г.

Основа христианского учения находится в жизни, чудесах, притчах и учении Господа Иисуса Христа. Все молитвы, богослужения в течение целого года, праздники, история Церкви, нравоучение, учение о жизни, все, все в христианстве исходит оттуда.

Содержание:

1. Введение

1 – Десять Заповедей Ветхого Завета. (Исход 20:2-17; Второзаконие 5:6-21).
Десять Заповедей были даны еще в Ветхом Завете (1615 лет до Рождества Христова), пророку Моисею на горе Синай, на пятидесятый день Исхода евреев из Египта. Вся проповедь Иисуса Христа основывается на Ветхом Завете и углубляет его. Когда древние евреи Его обвинили что Он учит что-то другое, то Он им ответил: «Не думайте, что Я пришел нарушить закон и пророков; не нарушить пришел Я, но исполнить» (Мат. 5:17). Таким образом евреи разделились и одна группа пошла за Иисусом Христом, а другая нет. 10 заповедей из Ветхого Завета и Заповеди Блаженства из Нового Завета (Евангелия), в течение почти 2000 лет, являются основой всех цивилизованных обществ. Наши гражданские законы основываются на этих заповедях. Соблюдение заповедей создает благополучие в нашей жизни на земле, а также и вечное спасение. (Последнее время наблюдается постепенное отступление от них). Внизу они даются в сокращенном виде.

            1.  Я Господь Бог твой,                       (Исход)
                да не будет у тебя других богов,          (20:2,3) 
            2.  Не делай себе идолов и не служи им,       (20:4)
            3.  Не говори имя Господа Бога если не нужно, (20:7)
            4.  Шесть дней работай, 
                а седьмой день отдавай Господу Богу,      (20:8)
            5.  Почитай отца и мать твоих,                (20:12)
            6.  Не убивай                                 (20:13)
            7.  Не прелюбодействуй,                       (20:14)
            8.  Не кради                                  (20:15)
            9.  Не говори неправду про других,            (20:16)
           10.  Не желай ничего чужого; не завидуй.       (20:17)

1.1 Толкование Десяти Заповедей Завета

По учению Иисуса Христа, эти заповеди толкуются широко. Грех не только нарушать их, но грех тоже и любой поступок который ведет к нарушению заповеди. В этом и есть основная разница между Ветхим Заветом и Новым Заветом и людьми которые придерживаются первого или второго. Внизу даны более подробные объяснения:

  1. Нужно любить и почитать Господа Бога больше всего на свете и кроме Него никому не воздавать Божеской почести. Нужно любить, почитать и познавать Его и все что связано с Ним: Его Закон (Закон Божий), Православную Церковь, Веру Православную. Нужно молиться и жить по Его учению.
  2. Нельзя поклоняться идолам и служить им; ни в прямом ни в косвенном смысле. Нельзя служить страстям как: любостяжание (любовь и стремление к богатству, материализм), чревоугодие (лакомство, объядение, пьянство), гордость и тщеславие (слишком большое мнение о себе, о своем уме, красоте, богатстве). Внушаются следующие добродетели: нелюбостяжание и щедрость; воздержание. пост и смирение.
  3. Нельзя говорить имя Господа Бога если этого не нужно, в пустых разговорах, божиться и клясться если этого не нужно.
  4. Нужно трудиться шесть дней, а седьмой день посвящать Господу Богу. Нельзя лениться и праздно проводить время.
  5. Нужно любить и уважать своих родителей и слушаться их добрых советов. Это тоже относится ко всем старшим, а также к людям которые заменяют родителей: священники, духовные отцы, учители, гражданские начальники. Когда родители состарятся то нужно быть их опорой и заботиться о них.
  6. Запрещается убивать других или себя. Нельзя разными поступками или пороками сокращать себе или другим жизнь или портить здоровье. Нельзя необуздывать гнев и оскорблять других. Нужно жить со всеми в мире и согласии. Тоже нужно любить животных.
  7. Запрещается нарушение супружеской верности и всякая незаконная и нечистая любовь. Нужно соблюдать чистоту мыслей и желаний. Нужно избегать все что может возбудить нечистые чувства (в себе и в других): бесстыдные анекдоты, картины, фильмы, книги, песни, танцы, одежда.
  8. Нельзя красть, обманывать, брать без спроса. Нужно работать честно.
  9. Нельзя лгать, клеветать, злословить, намекать ложь, обещать и не исполнять и т. п. Нужно быть честным.
  10. Нельзя желать чужое, завидовать, а также думать плохое о других людях. От зависти и плохих мыслей рождаются недобрые желания, а от них злые дела.

2 - Нагорная проповедь. (Матфея 5:1-7:29; Луки 6:12-41).
В Нагорной проповеди Иисус Христос высказал всю суть Его учения. Самое основное это Заповеди блаженства, но кроме них было много других поучений. Нагорная проповедь начинается Заповедями блаженства, а кончается Притчей о благоразумном строителе (Матфея 7:24-27) которая нас учит что именно во время беды ясно видно преимущество жизни по заповедям Закона Божия.

2.1 Заповеди Блаженства. (Матфея 5:3-12; Луки 6:20-23). Десять Заповедей вместе с Заповедями блаженства являются основой Христианского учения о жизни. Десять заповедей описывают заповеди по которым мы должны жить, а Заповеди блаженства учат нас какие душевные расположения мы должны иметь. Заповеди Блаженства не нарушают Десять Заповедей а пополняют их.

Заповеди Блаженства поются на Литургии во время Малого входа. Внизу они даны по церковнославянски, так как они поются:

            1.  Блажени нищии духом,
                Яко тех есть царствие небесное.
            2.  Блажени плачущии,
                Яко тии утешатся.
            3.  Блажени кротцыи,
                Яко тии наследят землю.
            4.  Блажени алчущии и жаждущии правды,
                Яко тии насытятся.
            5.  Блажени милостивии,
                Яко тии помиловани будут.
            6.  Блажени чистии сердцем,
                Яко тии Бога узрят.
            7.  Блажени миротворцы,
                Яко тии сынове Божии нарекутся.
            8.  Блажени изгнани правды ради,
                Яко тех есть царствие небесное.
            9.  Блажени есте, егда поносят вам, и ижденут,
                и рекут всяк зол глагол на вы лжуще, Мене ради.
                радуйтеся и веселитеся,
                Яко мзда ваша многа на небесах.

Христианство нас учит не только жить по заповедям, но и изгонять из себя греховные привычки, то есть постепенно менять себя к лучшему и улучшаться. Заповеди Блаженства показывают нам путь этого исправления. Внизу даны объяснения этих заповедей:

  1. Нужно быть нищим духом, то есть спокойными, мирными и скромными, не думать что мы лучше других. Это первый шаг на пути исправления себя.
  2. Нужно сожалеть (плакать) о наших грехах и каяться. Это очень важно так как для того чтобы исправиться, нужно видеть и сожалеть о своих грехах.
  3. Нужно быть кроткими, незлобными, спокойными и полными христианской любви.
  4. Нужно искать правду и жить по Закону Божию. («Алчущие и жаждущие правды» значит «так желают правду, как голодный хочет есть и жаждущий хочет пить»).
  5. Нужно быть милосердным (милостивым), то есть сочувствовать людям в горе (разделять их горе) и в беде и помогать им.
  6. Нужно иметь чистое сердце. Не иметь нехороших и нечистых мыс лей, желаний и чувств. Нехорошие мысли, желания и чувства нужно от себя отгонять.
  7. Нужно быть миротворцами, то есть жить со всеми в мире и согласии и создавать мир, тишину и спокойствие и мирить тех которые ссорятся.
  8. Очень часто нехорошие и плохие люди, враги правды и добра, завистники, злобные и всякие другие грешники, не любят людей живущих по Закону Божию (по правде). Нужно не унывать и помнить что Господь все видит и знает и за правду наградит.
  9. Тоже как и в 8-й заповеди, если люди страдают за Иисуса Христа то Господь Бог все это видит и знает и за правду наградит.

2.2 О Промысле Божьем. (Матфея 6:25-34; Луки 12:22-31). Иисус Христос учил, что Господь Бог промышляет (заботиться) о всем и о всех и особенно о людях. Он заботиться о нас больше чем сам добрый и самый разумный отец о своих детях. Он оказывает нам помощь во всем что нужно для нашей жизни и что служит для нашей истинной пользы.

Св. апостол и евангелист Матфей приводит слова Иисуса Христа так:

            6:26    Взгляните на птиц небесных:
                    они не сеют, ни жнут, ни собирают в житницы;
                    и Отец ваш Небесный питает их.
                    Вы не гораздо ли лучше их?
            6:33    Ищите же прежде Царства Божия и правды Его,
                    и это все приложится вам.

2.3 Не осуждайте других. (Матфея 7:1-5; Лука 6:37). Иисус Христос учил не осуждать и не критиковать других, а больше смотреть на свои недостатки.

Св. апостол и евангелист Матфей приводит слова Иисуса Христа так:

            6:1 Не судите, да не судимы будете;
            6:2 Ибо каким судом судите,
                таким судом будете судимы;
                и какою мерою мерите,
                такою и вам будут мерить.
            6:3 И что ты смотришь на сучек
                в глазе брата твоего,
                а бревна в твоем глазе не чувствуешь?
            6:4 Или, как скажешь брату твоему:
                «дай, я выну сучек из глаза твоего»;
                а вот, в твоем глазе бревно?
            6:5 Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза,
                и тогда увидишь, 
                как вынуть сучек из глаза брата твоего.

Св. апостол и евангелист Лука приводит слова Иисуса Христа так:

            6:37 Не судите, и не будете судимы;
                 не осуждайте, и не будете осуждены;
                 прощайте, и прощены будете;
Люди, которые делают какое-то зло, очень любят эту библейскую цитату - что нельзя судить. Таким образом они могут делать что хотят и зло торжествует. Они ее объясняют вне котекста и неправильно. Архиепископ Аверкий (Таушев) придерживаясь слов святого Иоанна Златоуста это хорошо объясняет, что христианин должен судить (рассуждать, оценивать, сравнивать), чтобы различать добро от зла, а осуждать конечно может только Господь Бог.

2.4 О прощении ближнего. (Матфея 6:14-15; Марка 11:25-26). Иисус Христос учил прощать и не быть злопамятным.

Св. апостол и евангелист Матфей приводит слова Иисуса Христа так:

            6:14 Ибо, если вы будете прощать людям согрешения их,
                 то простит и вам Отец ваш Небесный.
            6:15 А если не будете прощать людям согрешения их,
                 то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших.

2.5 О любви к ближнему. (Матфея 5:43-48; Луки 6:27-30). Больше всего Иисус Христос учил любить всех и вся. Весь Закон Божий можно назвать законом любви.

Св. апостол и евангелист Матфей приводит слова Иисуса Христа так:

            5:43 Вы слышали, что сказано:
                 «люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего»
            5:44 А Я говорю вам:
                 любите врагов ваших,
                 благословляйте проклинающих вас,
                 благотворите ненавидящим вас
                 и молитесь за обижающих вас и гонящих вас.
            5:46 Ибо, если вы будете любить любящих вас,
                 какая вам награда?
                 Не то же ли делают и мытари? (tax collectors)
            5:47 И если вы приветствуете только братьев ваших,
                 что особенного делаете?
                 Не так же ли поступают и язычники?

2.6 Золотое правило. (Матфея 7:12; Луки 6:31). Знаменитое Золотое правило (golden rule), вкратце выражает суть христианского учения. Это правило значит что не нужно делать другим, то что мы не хотим чтобы они тебе делали нам.

Св. апостол и евангелист Матфей приводит слова Иисуса Христа - в русском переводе - так:

            7:12 Итак во всем, как хотите,
                 чтобы с вами поступали люди,
                 так поступайте и вы с ними;
                 ибо в этом закон и пророки.

Св. апостол и евангелист Лука приводит слова Иисуса Христа так:

            6:31 И как хотите, чтобы с вами поступали люди,
                 так и вы поступайте с ними.

2.7 О силе молитвы. (Матфея 7:7-11; Марка 11:24; Луки 11:9-13; Иоанна 14:13-14). Иисус Христос учил, если мы будем искренно и с усердием молиться Господу Богу и просить Его помощи, то Он всегда услышит и сделает то что нужно для нашей истинной пользы.

Св. апостол и евангелист Матфей приводит слова Иисуса Христа так:

            7:7  Просите, и дано будет вам;
                 ищите, и найдете;
                 стучите, и отворят вам;
            7:8  Ибо всякий просящий получает,
                 и ищущий находит, и стучащему отворят.
            7:11 Итак, если вы, будучи злы,
                 умеете даяния благие давать детям вашим,
                 тем более Отец ваш Небесный 
                 дает блага просящим у Него.

2.8 Милостыню надо творить тайно. (Матфея 6:1-4). Иисус Христос учил что нужно помогать людям, делать добрые дела и творить милостыню в тайне и не напоказ и не хвастаться перед другими. Господь Бог все видит и вознаградит нас.

Св. апостол и евангелист Матфей приводит слова Иисуса Христа так:

            6:1 Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми
                с тем чтобы они видели вас:
                иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного.
            6:2 Итак, когда творишь милостыню,
                не труби перед собою,
                как делают лицемеры в синагогах и на улицах,
                чтобы прославляли их люди.
                Истинно говорю вам:
                они уже получают награду свою.  
            6:3 У тебя же, когда творишь милостыню,
                пусть левая рука твоя не знает,
                что делает правая.
            6:4 Чтобы милостыня твоя была втайне:
                и Отец твой, видящий тайное,
                воздаст тебе явно.

2.9 О необходимости добрых дел и жизни по Закону Божию. (Матфея 7:21; Луки 6:46). Иисус Христос учил что кроме молитвы нужно еще делать добрые дела и вообще жить по Закону Божию, то есть исполнять Его волю.

Cв. апостол и евангелист Матфей приводит слова Иисуса Христа так:


            7:21 Не всякий говорящий Мне: «Господи! Господи»!
                 войдет в Царство Небесное,
                 но исполняющий волю Отца Моего Небесного.

Cв. апостол и евангелист Лука приводит слова Иисуса Христа так:

            6:46 Что вы зовете Меня: «Господи! Господи»!
                 и не делаете того, что Я говорю?

2.10 Нужно собирать сокровища для Царства небесного. (Матфея 6:19-21). Иисус Христос учил что чтобы бы мы не делали, чем бы мы не занимались самое главное это молиться, делать добрые дела, исправлять свои ошибки, стараться быть лучше и вообще жить по Закону Божию. Таким образом мы будем собирать сокровища для Царства небесного.

Cв. апостол и евангелист Матфей приводит слова Иисуса Христа так:


            6:19 Не собирайте себе сокровищ на земле,
                 где моль и ржа истребляют 
                 и где воры подкопывают и крадут;
            6:20 Но собирайте себе сокровища на небе,
                 где ни моль, ни ржа не истребляет 
                 и где воры не подкопывают и не крадут;
            6:21 Ибо, где сокровище ваше,
                 там будет и сердце ваше.

2.11 Будьте совершены. (Матфея 5:48). Только Господь Бог безгрешен, а все другие грешные: мы, наши родители, друзья, священники. Даже святые тоже грешили. Но не смотря на все это, Господь Иисус Христос призывает нас к святости, так как только в святости есть истинное счастье человека. Он нас учит не только жить по заповедям Закона Божия но и всегда стараться быть лучше, бороться со своими слабостями, постепенно исправлять свои греховные привычки и постепенно совершенствоваться.

Cв. апостол и евангелист Матфей приводит слова Иисуса Христа так:

            5:48 Итак будьте совершенны,
                 Как совершен Отец ваш Небесный.

2.12 Господня молитва («Отче наш»). (Матфея 6:9-13; Луки 11:2-4). Сказав эту молитву, Иисус Христос научил нас как нужно молиться Богу. Эта молитва стала образцом всех христианских молитв. Поэтому эта молитва называется «Господней молитвой» и она самая известная и любимая молитва. С того времени эта молитва повторялась миллионами христиан в течение всей их жизни, в течение почти 2000 лет.

Cв. апостол и евангелист Матфей приводит слова Иисуса Христа так:

            6:9  Отче наш, Иже еси на небесех!
                 да святится имя Твое,
            6:10 да приидет Царствие Твое:
                 да будет воля Твоя,
                 яко на небеси и на земли.
            6:11 Хлеб наш насущный даждь нам днесь:
            6:12 и остави нам долги нашя,
                 якоже и мы оставляем должником нашым:
            6:13 и не введи нас во искушение,
                 но избави нас от лукавого.
                 Яко Твое есть Царство и сила и слава,
                 Отца и Сына и Святаго Духа,
                 ныне и присно и во веки веков.
                 Аминь.

2.13 Берегитесь ложных учителей. (Матфея 7:15-20; Луки 6:43-44). Иисус Христос предупреждал чтобы люди береглись ложных учителей Его Закона. И сказал что их можно узнать по их делам и плодам. У плохих людей, результат их дел, их плод плохой.

В св. апостол и евангелист Матфей приводит слова Иисуса Христа так:

            7:15 Берегитесь лжепророков,
                 которые приходят к вам в овечьей одежде,
                 а внутри суть волки хищные:
            7:16 По плодам их узнаете их.
                 Собирают ли с терновника виноград 
                 или с репейника смоквы?    
            7:17 Так всякое дерево доброе приносит и плоды добрые,
                 а худое дерево приносит и плоды худые:
            7:18 Не может дерево доброе приносить плоды худые,
                 ни дерево худое приносить плоды добрые.
            7:19 Всякое дерево, не приносящее плода доброго,
                 срубают и бросают в огонь.
            7:20 Итак по плодам их узнаете их.

2.14 О благоразумном домостроителе. (Матфея 7:24-27; Луки 6:47-49). В конце Нагорной проповеди (Матфея 5:1-7:29) Иисус Христос сказал притчу которая является как бы заключением этой проповеди.

Один благоразумный человек построил дом на камне, а безрассудный построил дом на песке. В хорошую пагоду оба дома стояли хорошо. Но когда пришла буря и подул сильный ветер, то дом который был построен на песке упал. Другой же дом, который стоял на камне, на твердом основании, выдержал бурю и ветер и не упал.

Эта притча говорит что нужно строить свою жизнь на твердом основании Закона Божия и тогда что бы ни случилось, мы выдержим.

Cв. апостол и евангелист Матфей приводит слова Иисуса Христа так:

            7:24 Итак всякого, кто слушает слова Мои сии и исполняет их,
                 уподоблю мужу благоразумному,
                 который построил дом свой на камне;
            7:25 и пошел дождь, и разлились реки,
                 и подули ветры, и устремились на дом тот,
                 и он не упал, потому что основан был на камне.
            7:26 А всякий, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их,
                 уподобится человеку безрассудному,
                 который построил дом свой на песке;
            7:27 и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры,
                 и налегли на дом тот;
                 и он упал, и было падение его великое.

3 - Самая большая заповедь.  (Матфея 22:35-40; Марка 12:28-34; Луки 10:25-28).

Однажды когда Иисус Христос проповедовал, один законник спросил Его, какая же самая большая заповедь. Иисус ответил:

Cв. апостол и евангелист Матфей приводит слова Иисуса Христа так:

            22:37 «возлюби Господа Бога твоего 
                  всем сердцем твоим, 
                  и всею душею твоею, 
                  и всем разумением твоим»:
            22:38 сия есть первая и наибольшая заповедь;
            22:39 Вторая же подобная ей:
                  «возлюби ближняго твоего, как самого себя»;
            22:40 На сих двух заповедях
                  утверждается весь закон и пророки.

Это значит что первая и самая большая заповедь это любить Господа Бога, Его учение (Закон Божий) и исполнять Его волю, и вторая вроде первой, это что нужно любить всех людей и помогать им.

Подготовлено на основе материалов электронных страниц "Дорога домой"

Бог свободы и проблема зла

Бог свободы и проблема злаАлександр Шмеман.

Протопресвитер Александр Шмеман Протопресвитер Александр Шмеман (1921 - 1983) - клирик Православной церкви в Америке, декан Свято-Владимирской духовной семинарии (Нью-Йорк), выдающийся православный историк и богослов. Автор более 50 книг на тему истории Церкви и литургического богословия.

Не только неверующие, но и верующие — те из них, кто серьезно задумываются над вопросами веры, — часто высказывают следующее сомнение: «Если бы Бог существовал, разве допустил бы Он такое господство зла в мире на протяжении тысячелетий?» Это сомнение высказывается из столетия в столетие, и отмахнуться от него нельзя, потому что повседневный опыт как будто подтверждает его законность: действительно, зло слишком часто торжествует в мире и своим успехом как бы оправдывает себя. «Если бы Бог существовал, Он этого бы не допустил!» — часто говорит человек в отчаянии. Что же на это ответить?

Преимущество неверия

В споре между верой и неверием, который ведется извечно, а не только в наши дни и не между людьми только, но и в каждой душе человеческой, самый трудный вопрос для веры — этот: «Откуда и почему столько зла в мире?» Как часто приходится слышать: «Если бы ваш Бог существовал, разве Он допустил бы все это? Допустил бы это переполняющее мир страдание, личное и коллективное, эти несчастья, болезни, ужас разлуки и смерти, бесконечное торжество несправедливости, ненависти и насилия?»

В романе «Братья Карамазовы» Достоевский сводит все это к знаменитому вопросу о слезинке замученного ребенка. Иван Карамазов утверждает, что такого допустить нельзя, а если Бог допускает и малейшее зло в целях какой-то непонятной «будущей гармонии», то он почтительнейше возвращает Ему «билет». Неверию легче ответить на этот мучительный вопрос, ибо оно не претендует на веру в доброго, любящего, всеблагого Бога и потому не обращается к Нему с вопросом, как же допускает Он нескончаемые мучения сотворенного Им, да еще по Своему образу и подобию, человека. Неверие как бы говорит: «Попробуем это зло и это мучение ослабить, уменьшить. Сделаем, что можем». Но дальше этого неверие не идет, ибо зло в мире так же естественно для него, как плохая погода, наводнения, эпидемии. Защита от дождя — зонтик, от наводнения — заградительные сооружения, от эпидемий — профилактика и медикаменты. Тут нет вопроса о происхождении зла и ответственности за него, а только о той или иной форме борьбы с ним. И потому неверие в этом споре имеет преимущество над верой. Больше того: вера очень часто кажется неверию малодушным бегством от зла и настоящей борьбы с ним.

И действительно, вера выглядит подчас как своего рода нравственный эгоизм, с одной стороны, и как фатализм — с другой. Вот гибнут в катастрофе десятки людей, вот на экране телевизора показывают нам детей, умирающих в Африке от голода. И от этого кошмара массовой гибели, от ужаса в этих детских глазах, от невыносимости всех человеческих страданий многие верующие спасаются благочестивыми отговорками: «Что ж, видно, так угодно Богу», «На все воля Божия», «С Богом не поспоришь». А что, в сущности, они значат? Что Богу угодно, чтобы в страшных мучениях умирали ни в чем не повинные дети? Чтобы корчилось от боли созданное для жизни молодое тело? Чтобы веками, тысячелетиями плакали в безысходном горе матери? И каким лицемерием, какой ложью, каким эгоизмом отдают все слова, которыми мы по привычке утешаем страдающих, до тех пор, пока это страдание не ударило по нам, пока не появилось над нами страшное облако болезни, мучения, смерти!

Нет, не может вера отмахнуться от самого трудного, самого мучительного из всех человеческих вопросов: «Откуда зло? Почему постоянно торжествует оно в мире?» Но чтобы ответить на него, нужно постараться понять, что в подходе к злу религия религии и вера вере рознь. Ибо всегда существовали религии, основной, часто неосознанной целью которых как раз и была помощь человеку в его примирении с мировым злом и страданием, в ослаблении их воздействия на сознание. Как современная медицина помогает болеть и умирать не страдая, так и эти «природные» религии помогали переносить зло и, по возможности, даже не замечать его. И именно эта, общая для всякой «природной» религии черта находит свое выражение в утешительных словах вроде: «На все воля Божия!»

Современный верующий удивится, пожалуй, при напоминании, что христианство, Евангелие и Сам Христос восстают против такой «анестезирующей», фаталистической религии и именно в ней видят страшное извращение истинной веры. Если Платон, например, в некоторых своих диалогах пытается доказать, что смерть — это освобождение души от темницы тела, а истинная мудрость в том, чтобы желать смерти, то христианство словами апостола Павла называет смерть последним врагом (см. 1 Кор 15:26). Сам Христос, пришедший ко гробу Своего друга Лазаря, плачет, видя торжество смерти в мире. И во время земного Своего служения Он ни разу не ссылается на «волю Божию» при виде смерти, страдания и зла. Христос воскрешает сына вдовы, умножает хлебы для голодных, исцеляет больных. Это не религия примирения со злом и страданием, это не фатализм, не утешение пустыми словами. Все Евангелие говорит о противостоянии злу лицом к лицу.

Но оно же учит нас подходить к злу не с доводами разума и достижениями науки, а как к явлению иррациональному, чье происхождение неведомо человеку. В самом деле, Бог, по слову Священного Писания, не сотворил смерти (Прем 1:13), но вот она торжествует в мире; Бог есть любовь, но вот в мире царит ненависть; Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы (1 Ин 1:5), но вот мир исполнен мрака. Поэтому среди основных вопросов, волновавших христианских мыслителей, всегда был вопрос о так называемой теодицее*, — о том, как объяснить это парадоксальное и иррациональное торжество зла в мире.

Корень всех зол

Наша эпоха в особенности отмечена ненасытной жаждой найти наконец средство от зла и страдания. Одни видят это средство в коренной перестройке общества и прежде всего — экономики, от которой зависит удовлетворение основных человеческих потребностей, другие проповедуют всевозможные «духовные» рецепты. Но все эти идеологии сходятся в утверждении, что человечество способно рационально уничтожить зло и добиться счастья, и притом счастья для всех. Поэтому изложение христианского взгляда на зло нужно начать с разоблачения рационалистического подхода, который основан на беспочвенном убеждении, что зло — всего-навсего некий недостаток, для уничтожения которого требуется одно: понять, в чем его сущность.

Зло иррационально. И это не очередная теория, не абстрактный принцип, а то, что известно человеку из его непосредственного, каждодневного опыта. Об этом же свидетельствует и все искусство. Не случайно одной из главных тем поэзии всегда была любовь и связанное с нею страдание. Какими теориями, какими идеологиями объяснить, например, муки неразделенной любви, ужас измены, разлуки, расставания? Как бы рационально ни перестраивали общество, экономику, аппарат власти и т. п., этот неподвластный времени опыт личного страдания все равно остается. Я говорю об этом опыте потому, что на его примере лучше всего видна нищета всех современных теорий будущего счастья.

Допустим, что все наконец будут сыты, что удастся победить нищету и голод; допустим, что в мире, как обещают все идеологи счастья, введены будут равенство, справедливость и максимальное удовлетворение всех житейских нужд; допустим, наконец, что каждый получит возможность свободно избирать род жизни, труда и развлечений. Все это, сколь ни кажется утопическим, в плане рациональном хотя бы допустимо, как допустим, к примеру, прогресс в области медицины и связанное с ним сокращение физических страданий. Но, быть может, именно тогда, когда в разуме и воображении мы уже построили всеобщее счастье, становится очевидно, что зло, подлинное зло, глубже всего этого и корень его иррационален. Недаром библейский рассказ о происхождении зла первое обнаружение его связывает не с недостатками мироустройства, а с раем. Ибо, согласно Книге Бытия, именно в раю, т. е. в полноте радости и блаженства, первочеловек Адам захотел... о, не зла как такового, конечно, а того, что привело к грехопадению, в котором христианская вера всегда видела проявление глубинной сущности зла.

Чего же захотел первочеловек Адам? Упрощая, можно сказать, что захотел он жизни для себя и только с собою; власти, ничем не ограниченной; смысла, им самим созданного. Устами Бога-Творца Библия говорит об этом так: Адам захотел быть как Бог (Быт 2:22).

Жизнь дана была человеку затем, чтобы смысл ее лежал вне его — в любви, самоотдаче, служении и радости от них. Но именно этот смысл человек отверг и продолжает отвергать в теориях и идеологиях, сулящих ему как будто всецелое и окончательное счастье. Ибо все эти теории и идеологии сходятся в том, что счастье есть полное удовлетворение внешних нужд и потребностей человека.

А что если именно тут настоящий, глубинный источник зла? Что если тут, в этом безостановочном самоутверждении человека и человечества настоящая причина того страдания, которым так очевидно переполнена вся наша жизнь? Что если в этом сведении всей жизни к одному стремлению — не страдать — и коренится само страдание? Так подходим мы к той тайне зла, которая, сколько бы ни отвергал ее человек, неизменно присутствует в бытии мира. И именно в раскрытии этой тайны — смысл Евангелия, смысл проповеди Христовой и, главное, смысл того страдания, которое оставлено нам как образ победы, как путь к единственно подлинному счастью.

Страстное желание освободиться

Современный человек почти не знает уже, что такое раскаяние, или покаяние. Не знает, потому что его научили видеть источник всего нехорошего не в себе самом, а вовне — в чем-то безличном; по отношению к чему сам он всегда только жертва. Если плоха жизнь, если вокруг нас столько зла и страдания, то это потому, что общество несправедливо распределяет материальные блага — пищу, одежду, квартиры. Если страдает человек, то это потому, что наука не все еще объяснила и разрешила. Если не чувствует себя счастливым, то потому только, что недостаточно уяснил законы, управляющие миром и жизнью, и надо всего-навсего вдолбить ему эти законы, перевоспитать так, чтобы сознание его стало «научным», всецело подчиненным теории, которая раз навсегда объяснила, в чем зло и как его уничтожить. Поэтому в нашей цивилизации не осталось места для глубокого вздоха, с которого в христианском опыте жизни начинается все то, о чем и сам призыв Христов: Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное (Мф 4:17). Без этого вздоха, без этого пробуждения совести невозможно объяснить себе тайну зла, невозможно и начать борьбу с ним. Тут кончаются все теории, все философии, все рассуждения; тут начинается то, что одно только способно новым светом осветить жизнь и дает силы не только заново осмыслить ее, но и по-новому жить.

Откуда же и о чем этот вздох? Конечно, все разговоры и рассуждения о нем бессмысленны, если не признать как самоочевидность наличие в человеке той внутренней глубины, того таинственного духовного органа, что издревле зовется совестью. «Жить по совести», «совесть не велит», «совесть замучила», «очистить совесть» — так почти невольно всегда говорил человек, так и сейчас говорит он, сколько бы ни внушали ему, что зло «объективно» и познание, как и уничтожение его, — задача «объективной» науки. Далеко не всякий человек даст «научное» определение совести, но нет человека, который не ощутил в себе хоть раз в жизни, хоть на минуту, на секунду некий голос, который невозможно заглушить и который звучит как голос последней правды, последнего беспощадного в беспристрастности своей суда. Нет, это не просто «голос разума», которым мы так часто оправдываем в своих гладких рассуждениях любое зло, не просто «голос морали» — морали, которую, как нам все время разъясняют, можно вывести из чего угодно: из «классовой борьбы», «интересов нации» и т. п. Ибо в том-то и уникальность совести, несводимость ее ни к чему другому, что она одновременно и нечто самое глубокое во мне, как бы я сам на последней своей глубине, и то, что обращено ко мне как голос, призыв, увещание, словно бы кто-то другой во мне судил, звал, оценивал, просвещал меня.

Ясно одно: совесть есть, и это не «выдумка», не «надстройка», не «субъективное переживание». И в последнем счете, сознательно или бессознательно, только совестью, и ею одной, по-настоящему оцениваем мы себя и других, хотя и заглушаем ее всевозможными самооправданиями вроде «с волками жить — по-волчьи выть» или примитивными, ничего не объясняющими теориями, убегаем от нее в пьянство, буйные увеселения и разврат. Такое бегство, однако, бесполезно: совесть есть. И вот внезапно приходит от нее этот глубочайший вздох, это пронизывающее, как молния, сознание нашей глубочайшей вины, неправды, внутреннего уродства, но одновременно — страстное желание освободиться от этого бремени, очиститься, возродиться. Отсюда и начинается раскаяние. Оно делает самоочевидным для нас то, что к разгадке тайны и сущности зла приводит не разум, не мораль, не идеология, а только совесть — таинственный свет, который горит в душе и никогда не угашается до конца всей тьмой, всем безобразием падшей жизни. Совесть — это загадочный голос, про который неизвестно, откуда он приходит и как становится слышен, но вот он говорит — и мы слушаем, обличает — и мы соглашаемся. Это голос, который дает нам силу оценивать себя изнутри и вверяться этой оценке.

Итак, именно с совести и потому — с раскаяния начинается приближение наше к той тайне зла, о которой мы все время говорим.

Несение креста

Несение креста.
Графика Елены Черкасовой

Сильнее всех палачей мира

Христос учил учеников Своих, что Ему подобает быть преданным и пострадать и умереть — вот лейтмотив Евангелия. Христианство часто определяли как религию Креста и страдания, и даже ставили это ему в упрек. Все обвинительные акты против христианства говорят о его «призыве к пассивности», о его «добровольном подчинении злу», о его надежде на «загробное» лишь торжество добра. «Христиане, — неизменно утверждают его обвинители, — всегда терпели зло, несправедливость, несовершенство, всегда возражали против всех попыток улучшения этого мира». Так ли это?

Действительно, почему эта никогда не умирающая память о Кресте и Распятом на нем составляет самую сердцевину христианской веры? Что совершилось, что произошло тогда, что было здесь единственным и неповторимым? Ведь страдания и мучения испытывали всегда и всюду миллионы людей. Ведь не для того же Крест стал нашим символом и нашей верой, чтобы мы сказали людям: «Братья, так было и так будет всегда. Терпите, берите пример с Христа, помните, что Он Сам сказал: В мире будете иметь скорбь».

А ведь именно такое истолкование Креста Христова зачастую дают сами христиане. И вот это-то истолкование позволяет врагам христианства утверждать, будто христианство есть религия примирения со злом и потому человеку в этом мире помочь не может ничем. Но почему же тогда Крест всегда был и остается источником силы и радости, источником мужества для всех христиан? Почему помнят они не только начальные слова Христа: В мире будете иметь скорбь, но и продолжение их: Но мужайтесь: Я победил мир? (Ин 16:33). Почему каждую неделю вечером под воскресенье звучат во всех церквах все те же ликующие слова: «Се бо прииде Крестом радость всему миру»? Мне думается, что понять все это можно, лишь поглубже вдумавшись в связь Креста, распятия, страдания со злом.

На первый взгляд, последние главы Евангелия звучат как трагическое утверждение всесилия зла. Вот предает Учителя ближайший ученик — кому же верить тогда и на что надеяться? Вот тысячи людей, которым Христос только помогал, которых только утешал, на которых была направлена вся Его любовь, — эти люди кричат: Распни, распни Его! (Лк 23:21). Но что же тогда человек, если не стадное существо, которое можно в мгновение ока превратить в послушную толпу, выкрикивающую все, что прикажут? Вот Пилат говорит: Я не нахожу в Человеке этом никакой вины (Ин 18:38) — и, сказав это, умывает руки и предает Его на глумление и мучительную, позорную смерть. Вот разбегаются в страхе ученики; вот Учителю их, умирающему в страшных страданиях от жажды, дают пить уксус; вот издеваются над Ним, изнемогающим, ученые люди: Других спасал, спаси Себя; говорил, что Ты Сын Божий — сойди с креста, и мы поверим в Тебя! (Мф 27:42).

И вот вспоминаешь все это в который раз и думаешь: да, это торжество зла в чистом виде. Тут разбиты навсегда все иллюзии о человечестве, тут не остается ничего, кроме страшного предсмертного вопля: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил? (Мф 27:46). Но вот, думая об этом, начинаешь вдруг понимать другой, глубочайший смысл этого страдания, этого вопля, этой смерти. Ведь в том-то, быть может, и открывается главная сила Креста, что он являет зло в чистом виде, показывает его именно как зло. Ибо зло всегда прячется за громкие и красивые слова. Пряталось оно и тогда: важно восседал на седалище своем Пилат и думал, что творит суд, но мы теперь навеки знаем, что он сдался страху, что суд его — зло. Послушались начальства римские солдаты, которым было приказано распять Иисуса, и это послушание их раскрывается перед нами как зло. Час за часом не остается ничего от человеческих оправданий и «смягчающих обстоятельств». Все подчинились злу, все приняли его, но узнать зло как зло, сорвать с него маску добра, обнажить в чистом виде — это ведь и значит обличить зло. И тогда всякого предателя мы называем иудой, всякого неправедного судию — пилатом.

Час за часом, в молчании, кровавых мучениях и одиночестве торжествует Христос, а не эти жалкие слуги зла — Иуда и воины, Пилат и толпа рабов, кричащих: «Распни!» Над всеми и над всем возвышается Он. Внешне победили они, но что же это за победа — затравить, убить, навсегда сделав затравленного и убитого Учителем, Господом и Вождем! Тогда был осужден Он, но осужденными на века оказались они; тогда умер Он, но эта смерть стала началом новой веры, новой любви, новой надежды. Итак, Крест — это развенчание зла, первая и решающая победа над ним. Невинное страдание навсегда оказывается сильнее всех палачей мира, молчание навсегда становится громче всех воплей и, главное, самое главное — любовь навсегда торжествует над ненавистью. Это ли не победа, это ли не торжество? И смотрите: только умер Христос, только, казалось бы, восторжествовало зло, как из самой глубины этой страшной ночи выходит римский сотник — палач, распинатель, послушный раб зла — и говорит: Воистину Он был Сын Божий (Мф 27:54). И вот он уже свободен. Начинается медленный рассвет, которого ничто уже не остановит: «Се бо прииде Крестом радость всему миру».

И здесь наш ответ обвинительному акту против христианства. Не к терпению зла, не к примирению и компромиссу с ним призывает Крест. Напротив, он-то и есть то начало обличения, одоления и разрушения зла, о котором говорит все Евангелие, все христианство.

Сострадание Христу

Достаточно оказаться свидетелем даже одного невинного страдания, чтобы все существующие объяснения зла, а их много, показались плоскими и неубедительными. Зло, торжество зла остается и для верующего страшной, необъяснимой тайной. И в этой тайне вера видит только два ответа, вернее, не ответа даже, а два опорных пункта, две очевидности. Одна — это связь зла с тайной свободы, другая — образ страдающего Христа, т. е. основополагающий для христианской веры опыт Креста с пригвожденным на нем Человеком, о Ком мы говорим, что Он Бог, в Которого мы веруем.

Распятие
Распятие.
Графика Елены Черкасовой

Остановимся кратко на каждой из этих очевидностей и попробуем, как это ни трудно, их объяснить. Итак, тайна свободы. Как ни странно, но те же люди, которые отрицают Бога, допускающего в мире столько зла, осуждают религию за то, что она якобы порабощает человека, лишает его свободы. Восстание против религии, борьба с ней ведутся обычно во имя свободы. Но что же такое свобода, как не возможность выбора, и, значит, выбора как раз между добром и злом? Если человек не может выбрать зло, он не свободен. Если он свободен не призрачно, а по-настоящему, он может выбрать зло. Так вот, христианство всегда утверждало и утверждает, что Бог сотворил человека абсолютно свободным. И именно эта свобода есть главный источник столь часто торжествующего в мире зла. В библейском рассказе о сотворении человека Адам выбирает зло, потому что он свободен. Но зло порождает зло, делается само источником зла. Иными словами, если Бог, как говорят, допускает зло, не препятствует ему, оказывается как бы бессильным перед ним, то это потому, что Он, создав свободное существо — человека, раз навсегда ограничил Свое всемогущество. Если бы человек не был свободным, он не мог бы свободно выбрать то добро, ту красоту, то совершенство, к которым свободно призывает его Бог, не мог бы быть другом Божиим. Но, будучи свободным, он может так же свободно выбирать зло и быть целиком за этот выбор ответственным. Такова первая очевидность, первое объяснение христианством тайны зла.

Но объяснение это было бы не только неполным, но и ложным, не будь оно укоренено во второй очевидности, а именно — в образе и опыте страдающего Христа. Почему именно Крест, именно крестные страдания Христа составляют сердцевину христианской веры? Потому, конечно, что тут ответ Самого Бога на торжество зла и одновременно начало, источник победы над злом. Упрощая до крайности, это можно выразить так: если Бог раз навсегда ограничил Себя свободой человека и потому не может разрушить зло извне, ибо это значило бы отнять у человека его свободу, то у Бога, любящего человека и желающего спасти его от зла, нет другого пути, как взять на Себя страдания человека, принять на Себя все зло мира и изнутри разрушить его Своей любовью. Вот последняя тайна христианства: Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни, Он был наказан за наши грехи, и ранами Его мы исцелены (Иc 53:4–6). Весь добро, весь любовь, весь беззащитность, Христос свободно отдает Себя власти зла, ненависти и злобы. На этом одном Человеке, про которого предающий Его Пилат говорит: Я не вижу в Нем никакой вины (Лк 23:4), сосредоточивается все зло мира, вся его ненависть. И в том весь смысл страданий Христовых, что ни разу, нигде, никогда не отвечает Он на зло злом, на насилие насилием, на ненависть ненавистью: Отче! прости им, ибо не знают, что делают (Лк 23:34).

И вот в этом мире, полном страдания, злобы и ненависти, живет неистребимо образ Распятого, и наша вера знает, что Он участвует в каждом страдании, состраждет всякому страждущему, стоит у каждого мучения. Зло видимо торжествует. Но тем, кто спрашивают меня: «Как же молчит, как допускает все это ваш Бог?», я могу указать на Крест, на Распятого на нем Бога и на слова Евангелия о том, как в ночь перед Своей смертью Христос начал скорбеть и тосковать (см. Мф 26:37).

Нет, не остался Бог безучастным к нашему страданию, но вошел в него и принял его. И потому так часто именно страждущие находят Бога, встречают Христа и верят в Него. И, найдя, не спрашивают, где же Бог, ибо знают: Бог рядом, во мне, дающий мне силу нести крест, а значит, само страдание и даже зло претворять в победу добра. Не странно ли: всецело благополучные, всем обладающие слишком часто не чувствуют Бога. Но достаточно человеку прикоснуться к страданию, освободиться от призрачного земного счастья, как начинается его встреча с Богом, ибо Христос, взяв на Себя все человеческое страдание, претворил его в путь к Богу, в полную победу над злом.


* Теодицея — (с греч. букв.: богооправдание) термин, введенный в 1710 г. немецким философом Лейбницем и ставший затем общим обозначением всех философско-богословских попыток увязать наличие зла в мире с учением о всеблагом Боге. — Ред.

Публикуется в сокращении по книге: Александр Шмеман. Беседы на Радио «Свобода». М.: Издательство ПСТГУ, 2009.

Источник: Журнал "Фома"
Прыг: 077 078 079 080 081 082 083 084 085 086 087
Скок: 010 020 030 040 050 060 070 080 090 100
Шарах: 100



E-mail подписка:


Клайв Стейплз Льюис
Письма Баламута
Книга показывает духовную жизнь человека, идя от противного, будучи написанной в форме писем старого беса к молодому бесенку-искусителю.

Пр. Валентин Свенцицкий
Диалоги
В книге воспроизводится спор "Духовника", представителя православного священства, и "Неизвестного", интеллигента, не имеющего веры и страдающего от неспособности ее обрести с помощью доводов холодного ума.

Анатолий Гармаев
Пути и ошибки новоначальных
Живым и простым языком автор рассматривает наиболее актуальные проблемы, с которыми сталкивается современный человек на пути к Богу.

Александра Соколова
Повесть о православном воспитании: Две моих свечи. Дочь Иерусалима
В интересной художественной форме автор дает практические ответы на актуальнейшие вопросы современной семейной жизни.