Телегония - код мужчины. Зачатие вне закона

Документальный фильм телеканала РЕН-ТВ.

С христианской точки зрения данный фильм позволяет задуматься и в какой-то степени обосновать ценность такой добродетели как целомудрие. Возможно некоторые факты, изложенные в фильме являются спорными, однако современная наука (генетика) все больше и больше начинает приходить к тому, что случайные половые связи не проходят бесследно и отрицательно отражаются на будущих поколениях.



Страна: Россия
Год: 2009
Жанр: документальный
Размер: 453 мб
Время: 47:25

Аннотация к фильму:

Мало кто из людей задумывается, почему рожденные в законном браке дети, часто совершенно не похожи на своих родителей. Они отличаются от своих мам и пап не только внешне, но и генетическими особенностями своего организма. Они могут быть в разы сильнее и выносливее своих родителей, или же, наоборот, обладать совершенно не свойственными семье патологиями. Волновые генетики, выдвинули шокирующую теорию: причина различия между родителями и детьми состоит в том, что часть наследственных признаков ребенку передается не от настоящего отца, а от первого полового партнера матери...

Телегония, законы РИТА, волновая генетика, эффект "первого самца" - вот несколько наименований зафиксированного явления по передаче потомству наследственных признаков первого партнера в жизни женщины.

Фильм из цикла "Секретные истории" посвящен явлению "телегонии" с точки зрения современной генетики, родовых традиций разных народов (славянского, еврейского, народов крайнего севера и др.) , официальной науки и жизни обычного человека. Какова предыстория этого вопроса и его современное состояние? Кто об этом знает больше, современная наука или наши Предки? Об этом и другом в фильме «Код мужчины. Зачатие вне закона».

Мы становимся религиозно грамотными, но теряем доброту и любовь к людям

Автор: Александр Овчаренко.

Священник Александр Овчаренко

Когда посмотришь вокруг себя, с болью в сердце видишь: люди становятся все более нетерпимыми, бессострадательными. Причины, породившие это явление, многообразны: экономические неустройства, роскошь немногих и обнищание большинства, низкий уровень культуры и нравственности, конфликты на межнациональной почве, неуверенность в завтрашнем дне. Из-за пустяков возникают ссоры, на первого встречного обрушиваются обиды и раздражение.

Пастырский опыт показывает: человек, который, не раскрывшись в своих душевных качествах, начал строить здание духовных добродетелей, даже точно следуя святоотеческим предписаниям, воздвигает такую стену гордыни и эгоизма, которую потом крайне трудно разрушить.

Семидесятилетний разрыв преемственности Православной жизни привел к явлению, о котором пришла пора говорить во весь голос. Не став людьми любящими, заботящимися, добрыми, искренними, многие верующие возомнили себя не просто церковными, не просто Православными, а во всем без исключения правыми.

Плоды нашего "воздержания" - это зачастую разваливающиеся семьи, более или менее благополучные до "воцерковления" одного из супругов… Плоды нашего "благочестия" - наши ближние, которые, перестав быть нейтральными по отношению к Вере, стали ее врагами.

А может быть, виноваты в этом мы, а не "они"?

- Да, но вроде бы на нас сбывается Писание…

- А если честнее посмотреть на вещи? Вот к примеру, ты стала верующей, а муж запил?

- А я за него читаю акафист "Неупиваемая чаша"…

- За него или против него? Любишь ли ты его во время этого чтения? В чем конкретно проявляется твоя любовь?

- А как мне его, пьяницу, любить? В церковь идти не хочет, венчаться не хочет….

Вот такой диалог…

Не раскрывшись в супружестве, в отцовстве, в материнстве, не научившись быть благодарными детьми, открытыми, верными, любящими людьми, мы ищем духовного, а духовное не дается нам.

Используя наработанные в мирской жизни механизмы достижения поставленных целей, мы достигаем кое-чего в жизни церковной: одни - священного сана, другие - рабочего места в околоцерковных сферах, третьи - привилегированного положения в ближайшем кругу особо чтимых в народе духовников. Но при этом не решается главный вопрос: ради чего? Желание "стать"; восприятие церковной жизни как поприща для самоутверждения не дают увидеть главного: где же во всем этом место Христу, подвигу, заповеданной Им жертвенной любви к ближнему?

Старец отец Алексей Мечев так говорил об отношениях с ближними: "Будьте теплом и светом для окружающих: старайтесь сперва согреть семью, трудитесь над этим, а потом эти труды вас так завлекут, что для вас уже узок будет круг семьи, и эти теплые лучи со временем будут захватывать все новых и новых людей, и круг, освещаемый вами, будет все увеличиваться".

Казалось бы, все поставлено на цементе правильных формул: изречениях святых отцов, советах и благословениях духовников. При этом гордость окружающих будет отслеживаться и обличаться, а своя - никогда. Аскетика без любви похожа на замок Снежной Королевы - холодный, неприступный, но снаружи красивый.

За внешней церковностью, за церковной терминологией: "простите", "благословите", "искушение" и т.д., за церковной проблематикой (борьба с экуменизмом, масонством, сектантством) люди иногда хотят спрятаться от движения вглубь, от встречи с самим собой, настоящим….

Нет нам никакой пользы, если, воцерковившись, мы так и не засветимся любовью.

"Никто бы не оставался язычником, если бы мы были христианами, как следует", - сказал Иоанн Златоуст.

Если в неверующей семье один человек уверовал, у него есть лишь один способ привести к Вере остальных: если он не будет их чуждаться и противопоставлять "чистого себя" остальным "грешникам". Если он скажет: "Не приду я на вашу пьянку, празднуйте ваш семейный юбилей без меня, у меня пост!" - он навсегда останется в семье одним верующим.

Если он будет при каждом удобном и неудобном случае "проповедовать" - он тоже останется один. Помните: насилие ради любви убивает любовь. Но если они заметят, что твоя Вера помогает разрешению семейных проблем, если они увидят, что из храма ты возвращаешься светлее, чем пошел туда, если они увидят, что твой мир стал богаче и глубже, чем мир читателей газет - "глотателей пустоты", - то к Вере постепенно придут все ваши ближние. Учите детей в первую очередь не тому, как правильно брать благословение у батюшки, а тому, чтобы уступить место старику, подать руку женщине, выходящей из автобуса, и делать все это ради Христа.

Перед рассказом о Небесном Отечестве научите детей любить Родину земную. Религиозное воспитание начинается не тогда, когда мать учит читать "Отче наш", а когда отец учит сына поблагодарить мать за выстиранную рубашку и приготовленный обед. Я намеренно не касался духовной глубины, которая проявляется в человеке по мере его воцерковления. Это была попытка подтолкнуть читателя разобраться в душевном устроении самого себя. И если во время чтения этой статьи вас вдруг попросят о каком-либо одолжении, бросьте чтение, оно подождет. Выполните человеческую просьбу, тем более, что это Сам Господь Иисус Христос через ближнего просит помощи.

Источник: Издательский центр "Свет православия"

Храм и деньги - заметка о часах Патриарха

Автор: Александр Оконишников.

Александр Оконишников

В последние недели во многих украинских СМИ, и особенно на украинских сайтах, творится настоящая вакханалия вокруг… часов Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Во время визита Святейшего на Украину кто-то «подсчитал (каким образом?), что часы на руке Патриарха стоят 30 тысяч евро.

Часы Патриарха всколыхнули Украину

Русская Православная Церковь подобных сообщений никогда не комментирует. И верно делает. Опускаться до таких вещей — себя уронишь. Известный российский православный миссионер и публицист протодиакон Андрей Кураев тем не менее счел возможным высказаться по поводу шумихи.

— Если это действительно дорогие часы, то уместно задать вопрос: а знает ли сам патриарх, что они очень дорогие? — сказал отец Андрей.

Он пояснил, что патриарх по магазинам не ходит, и в значительной степени быт и служение авторитетного священнослужителя, не только патриарха, обставлены подаренными ему предметами. «Вполне может быть, что эти часы были подарены патриарху кем-то из президентов тех десятков стран, на территории которых наша Церковь осуществляет свою пастырскую деятельность», — предположил отец Андрей.

В связи с шумихой вокруг патриарших часов он также напомнил, что аналогичные претензии высказывались и вслед святому праведному Иоанну Кронштадтскому: как это, мол, батюшка призывает к духовной жизни, а сам носит дорогие шелковые рясы?

— И однажды отец Иоанн ответил на такой упрек, — рассказывает профессор Московской академии, протодиакон Андрей Кураев. — Он сказал: «Я долго сомневался, могу ли оставлять у себя такие дорогие подарки, а потом понял, что если я буду их отдавать, то обижу людей, которые эти подарки мне сделали».

— Это тоже форма смирения: не стилизовать себя под странствующего нищего монаха, а смиренно пользоваться тем, что дают тебе люди и Церковь. Но при этом сердцем не прикипать к этим вещам, — сказал отец Андрей.

Кстати, и самого вечно странствующего по городам и весям о. Андрея с десяток лет назад газета «Московский комсомолец» объявила… одним из самых богатых людей Русской Православной Церкви. Тогда еще диакон Андрей Кураев в ответ только развел руками — вашими бы устами да мед пить!

На самом деле, говорит о. Андрей, большинство священников — это сельские батюшки, и их уровень жизни — просто на грани нищеты. «Приезжаю я в Ивановскую епархию, а епископ говорит мне: «Мы хотели собрать батюшек на встречу с вами, да и они хотели приехать. Но у них просто денег нет на междугородний автобус, чтобы до Иваново лишний раз доехать».

Деньги вместо воска

Почему вообще в Церкви появились деньги? Что деньги значат в храме? Сразу скажем, что деньги в церкви — это наша плата за то, что мы живем совсем в других условиях, весьма отличных от той среды, в которой складывались устои Православной Церкви.

В статье «Откуда у Церкви деньги?» известный православный публицист протодиакон Андрей Кураев напоминает, что для повседневной жизни храма нужно совсем немного. Вино и хлеб для причастия. Воск для свечей, оливковое масло для лампад, ладан для благовонного каждения. Все это у греческого, сербского, болгарского крестьянина (а именно от них к нам пришел православный уклад) было под рукой. Хлеб крестьяне выращивали сами. Вино делали из своего винограда. Масличные деревья росли на пастбищах. Воск в изобилии был в пчелиных ульях. В качестве ладана могла сгодиться смола, собранная с сосен или кедра. И люди приносили в храм частицу того, что вырастили или собрали сами.

Они не покупали в храме свечи, а приносили свои, не покупали масло для домашних лампад, но приносили свое из дома. Не покупали просфор, но приносили домашний хлеб или муку. То, что сегодня мы выносим их храма, несколько веков назад в храм приносилось.

В книге «Путешествие Антиохийского патриарха Макария в Россию в первой половине XVII века, описанное его сыном архидиаконом Павлом Алеппским», рассказывается: «У них (русских — «ЧС») нет, как у нас (арабов — «ЧС») лампад с маслом, ибо оно дорого и зимой замерзает; у них принято, что всякий, кто приходит в церковь, приносит с собой свечу, которую собственноручно ставит перед образом… Причем каждый приносит, по их обычаю, для церкви одну или несколько свечей, из коих к каждой приклеена копейка».

Крестьянин прекрасно понимал, что творцом урожая является не только он. Его труд и вклад были велики, но без солнца и дождя даже хорошо обработанная земля не родила бы плодов. Всю страду он с надеждой смотрел на небо, а когда урожай был собран в закрома, — чувство справедливости за-ставляло его быть благодарным небу. Частицу своего урожая он приносил к алтарю.

…Кстати, именно в этом смысл освящения меда, яблок, льна, винограда в августовские праздники Спаса…

Люди приносили из дома хлеб, вино, передавали их священнику с просьбой помолиться за тех, кто принес эти дары, и о тех, за кого они принесены. «Это и было то, что сегодня называется «просфора», — пишет о. Андрей Кураев. — По-гречески это слово означает «приношение». Просфора — это то, что приносится в храм, приносится в жертву, а не то, что уносится из храма.

Сегодня люди дома не пекут хлеб и не делают вино, а в тех семьях, где все это сохранилось, изготовление свечей или хлеба почти ни для кого не является основным видом деятельности. Люди живут другими работами, и эти иные виды труда дают им заработок. «Но где бы ни работал человек, — пишет о. Андрей Кураев,— его религиозная совесть напоминает: в своей работе ты пользуешься теми же талантами, теми же дарами, что даровал тебе Творец. Так хотя бы частицы верни в Его храм с благодарностью. Как же инженеру или трактористу, журналисту или учителю частицу своего труда принести в храм? Не деталь же от трактора приносить, не экземпляр газеты со своей статьей… Так у нас есть знаки, выражающие плодотворность труда в самых разных сферах. Это то, что в современной политэкономии называется «всеобщий эквивалент. Деньги».

Часть того, что человек заработал, он в виде денег приносит в храм. Эти бумажки он меняет на то, что не сделал сам, но что нужно для службы в храме: на свечи, хлеб (просфоры), вино, масло, ладан… Для постороннего взгляда здесь происходит явная торговая операция: деньги меняются на предметы. На самом деле, человек принес свою жертву. Но ведь денежную купюру не зажжешь вместо свечи, а монету не положишь в кадило вместо ладана. И Церковь позаботилась о том, чтобы нужные предметы были заготовлены. К церковному порогу прихожанин может принести свою жертву в виде монетки, а уже внутри храма идти со свечой в руках.

Не «цена», а «жертва»

Покойный патриарх Алексий II на встречах с духовенством постоянно подчеркивал: в храмах не должно быть слов «цена», «плата», «стоимость». Лучше говорить «жертва на свечу», «пожертвование на молитву». В некоторых храмах свечи вообще лежат открыто, рядом с ними стоит ящик для пожертвований. Кто-то по бедности берет свечу бесплатно, но нередко люди опускают в ящик не те несколько рублей, в которые реально обошлось производство свечки, а гораздо больше…

«Сегодня слово «жертва» — непопулярно. Но чем настойчивее реклама кричит о том, что жить следует в свое удовольствие, тем важнее для Церкви противостоять этой расчеловечивающей моде», — говорит протодиакон Андрей Кураев. Видеть в церковной жертве, приносимой людьми, «торговую операцию», все равно, что в крещении видеть лишь закаливающую процедуру.

Здесь не торговля, а воспитание души. Не купленную свечу с сознанием выполненного покупательского долга надо возжигать на подсвечнике, но огоньком жертвенности освещать свой жизненный путь. «Это, конечно, малость, — пишет о. Андрей, — но и она может помочь человеку осознать, что кроме работы в мире есть еще и служение. Кроме того, что продается и покупается, есть еще и то, что жертвуется».

То, что Церкви есть на что тратить деньги — объяснять не надо. Строительство храмов, зарплата священникам, певцам, уборщикам. Затраты на содержание семинарий, православных гимназий и больниц. Содержание центрального аппарата и зарубежных миссий. До 1917 года большая часть этих средств выделялась из государственного бюджета. В Германии или, скажем, Скандинавских странах и сейчас собирается специальный церковный налог. Каждый гражданин обязан перечислить определенный процент на церковные нужды. Какой из конфессий он доверит деньги — его личное дело. Во многих протестантских общинах (в том числе и в России) нередко вводят так называемую «десятину». 10 процентов от своих доходов прихожанин обязан пожертвовать в церковную кассу.

Андрей Кураев напоминает, что когда-то и на Руси было такое правило. Не случайно первый православный храм в Киеве назывался «Десятинной церковью». Правда, храм строился и содержался не на десятую часть доходов прихожан, а на десятую часть доходов князя. Вернуться в сегодняшней России к «десятине» — означает сокращение и без того крохотных пенсий и зарплат большинства прихожан. И что же остается? Одно. Предложить прихожанам храма жертвовать по мере сил, принося жертвы за свечи или просфоры. Или жертвовать более серьезные суммы в тех редких случаях, которые случаются нечасто: при крестинах, венчании.

…Разумеется, при нужде всякий православный человек может ходить в храм и жить церковной жизнью, не внося в церковную кассу вообще ни копейки…

Важнейшие из таинств — исповедь и причастие — всегда совершаются безо всяких «плат». Если у человека нет средств внести надлежащую жертву за крестины, венчание или погребение — по церковным правилам священник обязан согласиться на безвозмездный труд.

Патриархия живет скромно

Рассказывая о финансах Русской Православной Церкви, главный бухгалтер Московской патриархии Наталья Дерюжкина напоминает, что по церковному Уставу каждый приход является юридическим лицом и финансово самостоятелен. Сама Патриархия — это канцелярия патриарха, орган, решающий основные административные вопросы, но вовсе не сосредоточивший в себе экономическую власть.

Что касается приходов, то они существуют в основном на пожертвования от треб и гораздо в меньшей степени на средства от доходов церковных лавок. Общее собрание прихода утверждает смету. Это основной финансовый документ, по которому и живет приход. В ней предусмотрена статья «отчисления на общецерковные нужды и целевые программы». Обычно — это не более 10 процентов. Именно эти средства направляются в епархию, а оттуда — в Патриархию.

«На всех уровнях, — говорит Наталья Александровна, — существует своя финансовая отчетность». Смета расходов утверждается Священноначалием и включает в себя расходы на содержание самой Московской патриархии, Синода, Московских и Санкт-Петербургских духовных академий и семинарий, различных синодальных подразделений. Из этих средств идет помощь в восстановлении некоторых монастырей и храмов, порой оказывается помощь отдельным лицам.

На содержание Патриархии идет примерно 15 процентов от общих расходов, что, по словам Н. Дерюжкиной, совсем немного, особенно если учесть, что доходная часть бюджета сопоставима с оборотом средней столичной фирмы. Основная часть затрат приходится на содержание духовных школ. Это примерно 60 миллионов рублей в год. Ведь только в Москве учится 900 студентов, и все они находятся на полном содержании: общежитие, четырехразовое питание, одежда, учебные пособия, интернет и т.д.

Живет Московская патриархия довольно скромно. Например, зарплата главного бухгалтера здесь 18 тысяч рублей. В гараже Патриархии два микроавтобуса, несколько машин. Патриарха возит БМВ, которую подарила немецкая фирма без малого 10 лет назад, и ЗИЛ, которому более 20 лет. Машины две, потому что одна из них дежурная — на случай поломки первой.

Святейший патриарх зарплату не получает. На счет Московской патриархии приходит пенсия Патриарха, которую ему и выдает бухгалтерия.

На вопрос, откуда взялся миф о церковном богатстве, Наталья Дерюжкина говорит, что его истоки, скорее всего, — в дореволюционной России, когда Церковь была частью государственного аппарата и действительно являлась одним из крупнейших собственников. «Может быть, люди видят, как быстро восстанавливаются храмы и в каком благолепии их содержат, — предполагает Наталья Александровна. — Не знаю. Сегодня Церкви не принадлежит даже земля под храмами, она лишь взята в пользование у государства. Священники не имеют фиксированной зарплаты, и их доход зависит от финансового положения прихода. Если в городах священник, как правило, получает какое-то содержание, то в сельской местности положение очень сложное, и большинство батюшек живут там натуральным хозяйством».

81 процент с дохода!

По словам Н. Дерюжкиной, Церковь никогда не использовала «черных» и «серых» схем. Это принципиальное решение Священноначалия. «Все наши отчеты есть в налоговых органах, — говорит она. — Мы не видим необходимости делать их достоянием широкой общественности, но сегодня при наличии интернета и определенных навыков найти их все равно можно».

Сейчас у Русской Православной Церкви рабочие отношения с государством, но еще недавно все было по-другому. К примеру, на заводе Московской патриархии «Софрино», где выпускают церковную утварь, постоянно находился налоговый инспектор. «Совсем как на закрытых предприятиях — военпреды, — вспоминает Наталья Александровна. — Для этих целей в инспекции была особая штатная должность. Нигде в СССР, ни к одной организации не было такого внимания, как к Софрин-скому заводу и Патриархии. Инспектор отслеживал каждую копейку. Налог на прибыль составлял 81 процент!

Придя на работу в Патриархию, я обнаружила, что ряд сотрудников не имеет права на государственную пенсию. То есть, поступая сюда работать, эти люди понимали, что в старости никакой собес о них не позаботится.

Были сотрудники, в том числе священнослужители, получавшие зарплату по так называемой «девятнадцатой статье», то есть фактически два раза в месяц получали деньги на руки, а третий отдавали государству.

Даже материальная помощь облагалась налогом, хотя это и было запрещено всеми советскими законами. Но стоило только мне, как главному бухгалтеру, перестать взимать с нее налог, к нам тут же явилась проверка. И несмотря на то, что по закону права была я, мне с большим трудом удалось настоять на своем».

«Имейте нрав не сребролюбивый»

О материальном обеспечении священников даже в курсах Пастыр-ского богословия говорится совсем немного. Может быть, еще от того, что, строго говоря, такой вопрос относится скорее к делам церковной политики. Однако в Священном Писании немало говорится о материальном обеспечении священника.

Прежде всего, священник ни в коем случае не должен быть сребролюбив. Апостол Павел пишет в одном из своих Посланий: «Имейте нрав не сребролюбивый, довольствуясь тем, что есть». В 1-м Послании к Тимофею он высказывает ту же мысль: пастырь должен быть «не корыстолюбив и не сребролюбив». Этот грех апостол Павел даже называет «корнем всех зол». Богатство есть препятствие для легкого вхождения в Царство Небесное.

Что же выработала церковная практика в вопросе материального обеспечения священника? Жизнью выработано три способа решения этого вопроса. «Питаться от алтаря» — то есть брать вознаграждение за требы, получать жалованье от государства или центральной церковной власти и получать установленное и определенное вознаграждение от своего прихода.

Основание принципа «питаться от алтаря» дано в Священном Писании. «Священнодействующие питаются от святилища; служащие жертвеннику берут долю от жертвенника». Древность просто не знала иного способа обеспечения священников. Порою говорят, мол, священнику унизительно брать плату за требы. Дескать, получается впечатление продажи благодати Святого Духа за деньги.

Конечно, все эти соображения являются необоснованными. Ведь священник принимает вознаграждение не как плату за благодать молитвы, а как жертву Богу, данную от любящего сердца духовных детей, заботящихся о своих молитвенниках и отцах. Другое дело, что подобный принцип мало пригоден для бедных приходов. В итоге священник в городских, столичных, и вообще богатых церквах всегда будет обеспечен лучше, чем иерей отдаленного прихода.

Жалованье от государства или от епархии как способ разрешения материального обеспечения клира многим представляется одним из лучших. Священник якобы «не унижается» взиманием платы за только что совершенную требу, повсюду царствует справедливость, и нет бедных и богатых приходов. Но подобный принцип может быть проведен только там, где Церковь признана государством и не отделена от него или, по крайней мере, епархии настолько обеспечены, что могут содержать своих иереев на жалованьи. Очевидны и отрицательные стороны такого способа. У священника может выработаться психология чиновника. Как говорили в России, «человека 20-го числа». То есть получающего каждый месяц 20-го (или 1-го) свое определенное жалованье. Священник может успокоиться на принципе «все равно заплатят».

Вознаграждение от прихода — нечто среднее между первыми двумя способами. Приход дает священнику определенное жалованье натурой и деньгами. Под «натурой» понимается, например, квартира, отопление и т.д. Это не исключает возможности священников пользоваться даяниями своей паствы в виде платы за ту или другую требу. При подобной практике священник более или менее обеспечен, приход ответственен за его благосостояние. «Этот принцип с постоянными ис-правлениями и дополнениями в каждом отдельном случае», — пишет профессор архимандрит Киприан (Керн).

Но как бы ни была устроена эта сторона вопроса в жизни священника, всегда следует помнить, что вознаграждение приходом, прихожанами или епархией должно восприниматься ими как жертва ему, как жертва Церкви и Богу, а никак не «жалованье», «плата», «гонорар».

По божьему курсу рубля

В одной из книг протодиакона Андрея Кураева есть главка «Я знаю курс рубля в банке Святого Духа». Отец Андрей рассказывает такую историю. Выходит он в Москве из метро, идет домой. На пути — продовольственный рыночек. У входа — женщина с коляской. В коляске — двойняшки. Малышам где-то по полгода. Женщина не просит подаяния, а просто молча стоит.

Отец Андрей проходит мимо, и в сердце у него как-то кольнуло: трудно ведь двоих малышей сразу поднимать. Какие нужны затраты, силы! «Уже прошел метров пятьдесят и думаю: надо все же им чем-то помочь», — пишет о. Андрей. — Как раз день зарплаты в храме был — деньги в кармане были. Ну. Опять думаю: «По 10 рублей им дать? — Мало». Решаю: «Ладно — по сто рублей им дам». Подошел, минутку поговорил… Запомнил, что одного из малышей Олег зовут. И что вы думаете? Вечером того же дня звонит мне человек совершенно незнакомый.

Представляется Олегом, говорит: Здравствуйте, я работаю в российском представительстве компании Phillips. Андрей, я давно знаю ваши книги, ваши лекции. Я давно думал, чем бы вам помочь. Скажите, может, я вам чего-нибудь завезу. Какую-нибудь технику нашей фирмы подарю вам?» В итоге более чем на четыре тысячи долларов привозит: компьютер, телевизор, видеокамеру. Так что я теперь знаю курс рубля в банке Святого Духа. Если в наших обменных пунктах за 30 рублей один доллар дают, то у Господа — наоборот: один рубль, поданный в качестве милостыни, может вернуться как 30 долларов».

Впрочем, это известная формула. Она известна еще из Псалтири. По-славянски она звучит так: «Милуяй нища, взаим даст Богови». «Тот, кто милует нищего, взаймы одалживает у Бога».

P.S. Когда статья уже была подготовлена к печати, редакция получила данные о том, что вся «история с часами» Патриарха — мошенничество и подтасовка. Об этом подготовлен новы материал, который читайте ниже:

Мошенники часов не наблюдают

Александр Оконишников

Хоть золотые часы, хоть пластиковые...

А теперь, как и обещали в одном из последних номеров, вернемся к истории со «сверхдорогими наручными часами» Патриарха Кирилла. Речь о том, что якобы в первый же день визита Святейшего на Украину тамошние журналисты заметили на руке Патриарха швейцарские часы аж за 30 тысяч долларов! Разумеется, противники Русской Православной Церкви тут же принялись истошно вопить об алчности и лицемерии русских иерархов.

Вот длинная (и характерная) цитата из сообщений многих украинских СМИ. Начинается все вроде бы «за здравие».

«Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, находящийся на Украине с визитом, посетил город Горловка, где пообщался с шахтерами и рассказал им, что думает про кризис и как надо работать в это непростое для страны время. Он заявил, что экономического кризиса не было бы, если бы все трудились, как шахтеры и металлурги, и призвал жителей Донбасса сплотиться в этот трудный период.

«Горловка, как и весь Донбасс, где люди своим потом и кровью добывали и добывают хлеб насущный, — это земля шахтеров, металлургов, землеустроителей и химиков. Ваш труд производит реальные ценности, — сказал Патриарх. — Если бы весь мир трудился так, как трудятся шахтеры Горловки и Донбасса, то не было бы никакого кризиса». Кирилл также заявил, что нынешний кризис — это «результат греха, который проник в современную экономику». «Люди честного труда расплачиваются за тех, кто стяжал миллионы и миллиарды из воздуха. Мы все расплачиваемся за обман, за стремление к наживе, за потерю человеческого лица в экономических отношениях», — констатировал московский Первосвятитель».

А вот дальше — «за упокой». Украинский сайт Корреспондент.Net злорадствует: «Патриарх таким образом показал шахтерам Донбасса, что держит руку на пульсе происходящего в России, но не учел, что на руке этой во время его заявлений про кризис, стяжателей, духовные ценности и губительный либерализм, ведущий в ад, красовались часы марки Breguet стоимостью от 28 до 36 тысяч евро. Это классическая модель Breguet: корпус сделан из белого золота, ремешок — из кожи крокодила, механизм автоматический, есть будильник».

Для начала еще раз повторим уже многократно сказанное: сам по себе факт ношения часов, пусть и дорогих, отнюдь не является свидетельством алчности. Допустим, у Патриарха и есть подобные часы (например, протодиакон Андрей Кураев предположил, что часы могли быть подарены Кириллу главой одного из государств во время многочисленных зарубежных визитов), и что с того?

При обсуждении этой темы на одном из сайтов было сказано: «А если бы Патриарх ходил с китайскими пластмассовыми часами? Тогда потешались бы, что за «лох», «нищий»… Ну что бы ни делал Патриарх, тявкающие провокаторы всегда будут выставлять его в негативном свете… Носил бы простые часы — написали бы, что Патриарх лицемерит, искусственно прибедняется, а сам, дескать, ездит на «мерседесе» и т.п.»

…К слову. Про «мерседес» Патриарха главный бухгалтер Москов-ской патриархии Наталья Дерюжкина в «ЧС» уже рассказывала, что на самом деле это — БМВ, и действительно подарок немецкой фирмы. Машине без малого 10 лет…

Но, как выяснилось при расследовании, проведенном дотошными завсегдатаями интернета, вся история с часами Патриарха — подтасовка и провокация.

Украинские папарацци «обфотошопились»

Первые сомнения возникли в связи с тем, что «Брегет» на руке Патриарха Кирилла украинские журналисты «сфотографировали» во время проведения им церковной службы. Понятно, что даже если у Патриарха и есть часы (ничего удивительного!), во время службы он их снимает.

Дальше — больше. На фотографии с часами — расшитая икона на накидке Патриарха находится у него на плече. На самом деле иконка располагается на груди. На плече ее не носят. Далее. Часы надеты на некое подобие свитера, но на настоящих фотографиях Патриарха того дня свитера на нем не видно. Наконец, рука с часами гораздо более морщинистая, чем рука Кирилла на фотографиях. Все это приводит к выводу: налицо сомнительная подделка. Обычный для наших дней фотошоп.

«Смею заверить, если бы у Кирилла действительно были на молебне такие часы — фотограф успел бы отснять и сами часы, и Кирилла с часами в разном масштабе раз восемь в течение секунды», — замечает один из комментаторов в интернете. «К вопросу о якобы швейцарских часах Патриарха — это чистый фотошоп, — пишет на форуме в интернете некто Артем, — вот на этом фото видно, что часы у него — желтого металла, а не, как утверждают, белого золота «Брегет».

Еще один трезвый человек задался простым вопросом: который час? Взял график визита Патриарха в тот самый день, когда якобы на богослужении был сделан снимок с часами. Итак, 27 июля, понедельник. 09.00 — отлет из Москвы (время московское). 09.00 — прибытие в аэропорт «Борисполь» (время местное). 09.45 — молебен на Владимирской горке. 10.10 — выход к прессе. 10.40 — встреча Святейшего Патриарха у Ближних пещер Киево-Печерской лавры. 12.00 — заседание Священного синода. 16.15 — встреча с президентом Украины В. Ющенко. 16.45 — встреча Святейшего Патриарха у святых врат лавры. 17.00 — Всенощное бдение.

...А на сфотографированных часах — начало седьмого...

В качестве доказательства — как утопающие за соломинку — хулители схватились за фотографию с сайта Московской патриархии, где Патриарх сидит с какими-то часами на руке. Получилось не очень-то убедительно. Да и то — сложно строить обвинения на том только основании, что на фото с сайта виднеются какие-то малоразличимые часы, смутно напоминающие часы на «разоблачающем» снимке.

Дотошные обитатели интернета продолжили разоблачения. «Скоры вы, господа, до дешевых сенсаций, и не заметили, что номер модели на руке у Святейшего 5188 (которые вообще выглядят по-другому), а не 3100-3102 (последние две цифры означают вариантное исполнение — материал корпуса и т.д.). И та, что у Патриарха — стоит от 30 до 250 у.е.», — замечает один из таких дотошных читателей.

Другой в своем расследовании еще более убедителен. «Смотрим фото и видим Breguet 5188. Смотрим на сайте производителя www.breguet.com такая модель (5188) отсутствует. Модель под таким номером никогда не выпускалась (!!! — «ЧС»). Из 51ХХ имеются 5140, 5157, 5177, 5187 и 5197. Модели Breguet 5188, заявленной украинским папарацци как «часы Патриарха Кирилла», просто не существует в природе. Выходит, либо Патриарх носит китайскую подделку (долларов за 50), либо укрпапарацци «нафотошопили», причем безграмотно».

Блики выдали подделку

Дотошные посетители форумов в интернете предлагают несколько моделей часов.

Красивые, да? Стоимость этих часов — 140 долларов. Даже вблизи их нельзя отличить от тех, которые стоят 30 тысяч евро. Или вот копии швейцарских часов. И здесь — всего за 15 тысяч рублей. Совсем как за 30 тысяч евро. Модель — мужские. Тип механизма: кварц. Механизм: японский. Автозавод: нет. Цена: 1 200 гривен. Описание: «Classigue automatik» от Breguet. Механизм: японский мийота кварцевый. Функции: часы, минуты. Корпус: полированный с золотым напылением IPG-технология 24k; диаметр 37 мм, высота — 7,2 мм, сапфировое стекло, оборотная сторона на винтах. Циферблат посеребренный, гильошированный вручную, с римскими цифрами. Кожаный черный ремешок, классический замок Breguet.

«Вполне модно допустить, что «укропы» (украинские папарацци) купили такие часики за пару тысяч гривен, отщелкали да и отфотошопили их, — пишет один из постоянных посетителей украинской зоны интернета. — Цель понятна — отвлечь от главных итогов триумфального визита, мусолить какую-то чепуху…»

Последнюю точку в разоблачениях фальшивки вносит еще один из посетителей форума. Приводим его слова с сохранением своеобразного стиля, принятого в сети. «Подделку определить — как два пальца об асфальт, — пишет он. — 1. Свет. 2. Тени. 3. Отражения. Пусть кто-нибудь (из апологетов «это истинная фотка») докажет, что это не подделка по этим трем признакам. По свету дам подсказку. Если смотреть на эту шнягу, то получается, что свет идет «от камеры», но если посмотреть на ремешок и на сами часы, то получается, что свет идет и справа (от камеры) и слева, а если посмотреть на циферблат, то — вообще справа сверху (блик между XI и XII цифрами на циферблате).

Даже если фоткали фотиком с поляризационным фильтром, мы бы увидели отражение от зеленой мантии или бархатного темного покрытия. Но их почему-то нет. Хотя рука о-о-о-о-чень близко к нам.

Ну, так что? Кто-нибудь объяснит мне такие удивительные вещи?»

Понятно, что вся эта возня вокруг часов Патриарха — не только явная фальшивка, но и очевидная провокация. Визит Патриарха Кирилла на Украину, по словам комментатора радио «Эхо Москвы», «это весомый и едва ли не последний аргумент в пользу того, что мы единый народ, вне зависимости от границ и чьего-то истерического желания разделиться». Вот и надо было любым путем навести тень на плетень, отвлечь внимание от главных результатов пастырской поездки Патриарха.

Что же до часов, говорится в одном из откликов, то «ежели идти логикой современных разоблачителей, то и самого Христа надобно разоблачать, ибо Он был одет в дорогой «нешвенный хитон», из-за которого между его палачами даже разгорелась свара — кому он достанется».

Можно обратить внимание еще на один аспект. Некогда Патриарх Никон ходил в роскошных одеяниях, под которыми скрывались власяница и тяжеленные вериги (цепи), которыми Патриарх себя смирял. В христианской аскетике принято, что лучше стяжать осуждение, чем прилюдные похвалы. Кто знает, может быть, и покойный Патриарх Алексий, и здравствующий Патриарх Кирилл практиковали нечто похожее на действия Патриарха Никона.

Часы по личному усмотрению

Остается сказать несколько слов о том, как вообще церковные иерархи относятся к наручным часам. Понятно, что для пастырей часы важны — ведь церковные службы происходят в точно назначенное время, и в то же время отношение к ношению часов бывает весьма различным. Скажем, Патриарх Алексий I был противником ношения наручных часов.

Митрополит Питирим вспоминал: «Ему на все хватало времени, во всем ему были свойственны аккуратность и точность. Помню, как однажды, приехав на две минуты раньше куда-то, где его ждали, он страшно извинялся. Одним из небольших «искушений» были церковные часы в разных храмах, где ему приходилось служить, шли по-разному, неточно, и если мы, иподиаконы, выезжали, чтобы подготовить все к службе, то нам нужно было еще проверить, правильно ли идут часы. У самого Патриарха они были исключительно точные. Носил он их на цепочке — считал, что архиерею носить часы на руке не-прилично. Если он видел такое у епископа, говорил:

«Преосвященнейший, вы что, носите часы на руке?» И в знак особого расположения мог достать из ящика часы на цепочке и подарить. «Вот вам, пожалуйста. Чтобы этого больше у вас на руке не было!»

А Патриарх Пимен уже смотрел на это по-другому. Как-то я спросил его: «Ваше Святейшество! А вы как относитесь к часам на руке?» «Очень хорошо, — ответил он. — Я сам ношу. Вот у меня «Победа». Прекрасно ходят!» Так вслед за ним и мы все стали носить часы на руке».

Разумеется, в церковных канонах относительно наручных часов ничего не сказано. Так что каждый тут все решает сам.

См. также:
- Про "панк-молебен", поэзию и кровь
- "Страшная тайна" семьи Гундяевых
- Антирелигиозные праздники 1920-х гг.

Прыг: 084 085 086 087 088 089 090 091 092 093 094
Скок: 010 020 030 040 050 060 070 080 090 100
Шарах: 100



E-mail подписка:

Клайв Стейплз Льюис
Письма Баламута
Книга показывает духовную жизнь человека, идя от противного, будучи написанной в форме писем старого беса к молодому бесенку-искусителю.

Пр. Валентин Свенцицкий
Диалоги
В книге воспроизводится спор "Духовника", представителя православного священства, и "Неизвестного", интеллигента, не имеющего веры и страдающего от неспособности ее обрести с помощью доводов холодного ума.

Анатолий Гармаев
Пути и ошибки новоначальных
Живым и простым языком автор рассматривает наиболее актуальные проблемы, с которыми сталкивается современный человек на пути к Богу.

Александра Соколова
Повесть о православном воспитании: Две моих свечи. Дочь Иерусалима
В интересной художественной форме автор дает практические ответы на актуальнейшие вопросы современной семейной жизни.