Священник Иоанн Павлов

46. О христианском отношении к смерти

Мы живем в мире, в котором царствует смерть. Никто ее не избежал и не избежит, наше тело непременно должно умереть — это так же верно, как дважды два. Каждый день мы слушаем новости, где говорится о многих смертях — о погибших в катастрофах, в войнах, от болезней или просто от старости. Впрочем, нам это известно и без новостей, ибо смерть посещает и круг тех людей, которых мы лично знаем: соседей, родственников, друзей, знакомых.

Итак, смерть неизбежна, это бесспорно. Но думаем ли мы о ней, вспоминаем ли? Как правило, очень редко, а если и думаем, то относимся к ней совсем не по-христиански. Каким же должно быть христианское отношение к смерти?

Прежде всего, нужно относиться к ней без страха. Ведь смерть для христианина — если он живет по-христиански — не есть смерть, но вечная жизнь. Поэтому смерть тела для него не страшна. Страшна для него только смерть души. Что такое смерть души? Человек состоит из тела и души. И потому для него существуют две жизни и две смерти: жизнь и смерть тела и жизнь и смерть души. Жизнь и смерть тела — вещи для всех очевидные: тело человека живет какое-то время на земле, после чего умирает. Что же касается души, то у нее тоже есть свои жизнь и смерть. Источник жизни для души только один — соединение с Богом, восстановление того богообщения, которое разорвал Адам. Если душа соединяется с Богом через Его Благодать, то она жива и будет жить вечно. Если же душа, проводя жизнь безбожную и грешную, удаляется от Бога, то она умирает, и удел ее — вечная смерть, которая, впрочем, не есть совершенное уничтожение, но есть ад и геенна.

Евангелие учит, что смерти тела христианам бояться не нужно, а вот смерти души нужно очень бояться. «Не бойтесь убивающих тело, — говорит Христос, — а бойтесь более того, кто и душу и тело может погубить в геенне». Душа умирает тогда, когда разлучается с Богом, разрывает с Ним общение, удаляется от Него. Разлучают же нас с Богом грехи и страсти: гордость, тщеславие, эгоизм, самомнение, зависть, похоть, жадность, пристрастие к земному — все это разлучает нас с Богом и убивает душу, делая ее добычей ада. Пока душа живет в теле, ее смерть внешне может быть и незаметна, ведь душа невидима для физического зрения, а потому и жизнь или смерть ее также внешне невидимы. Но разница между мертвой и живой душой становится страшной реальностью после разлучения ее с телом. Живая душа, по слову святого Макария Египетского, бывает тогда подобна новорожденному младенцу, о котором радуются родители и заключают его в свои объятия. Мертвая же душа подобна младенцу, родившемуся мертвым, который по причине своей мертвости непригоден для жизни среди людей и которого остается только вынести и похоронить.

Итак, если после исхода души из тела окажется, что в ней не живет Дух Святой — единственный источник ее жизни, то такая душа является мертвой и неспособной к вечной жизни Христова Царства, почему и бывает ее уделом гибель и ад. Если же Дух Святой обитает в душе, то она будет живой. Такую душу с радостью принимают святые небожители и вводят ее в блаженную вечность.

Однако кто-нибудь может сказать, что если смерть тела для христиан — это не смерть, а вечная жизнь, то не следует ли стараться приблизить ее, чтобы поскорее перейти в эту жизнь? Конечно нет. Ведь и земная жизнь есть необходимая часть предназначенного нам от Бога пути. Как и прочие части, она есть великий дар, который мы должны употребить на исполнение воли Божией, на служение Богу и людям. Земную жизнь нужно с благодарностью принять и пройти ее до конца. Самовольно отказаться от жизни, пренебречь ею означало бы, по словам старца Паисия Афонского, швырнуть этот дар в лицо дающему, то есть Богу. Именно по этой причине самоубийство является тяжким грехом. Самоубийц, как известно, Церковь даже не отпевает, и они уходят из нашего мира без христианского напутствия.

Земная жизнь дана человеку для того, чтобы он, правильно прожив ее, приобрел себе истинную жизнь, приобрел посредством времени вечность. Если душа, пока живет во времени, приобрела себе жизнь, то смерть тела для человека уже не страшна, ибо он имеет в себе источник вечной жизни. Именно в этом смысле говорил апостол Павел, что жизнь для него — Христос, а потому смерть для него — приобретение. Апостол даже желал разлучиться с телом и умереть, чтобы быть со Христом, ибо это несравненно лучше, чем жить на земле. Однако, зная, что его служение Христу в нашем мире еще не окончено, апостол с радостью и терпением прошел поприще своей земной жизни до конца.

Такое поведение апостола Павла и должно быть принято для христиан за образец правильного отношения к смерти: с одной стороны, мы видим, что апостол ее не боялся и, когда она пришла, с радостью склонил голову под меч римского палача. Но, с другой стороны, он также с радостью принимал и дар земной жизни, пользуясь ею для служения Богу и Церкви и не дерзая самовольно приближать свой переход в вечность. Следовательно, святой апостол в равной степени желал и жизни — потому что и на земле он жил со Христом, и смерти — потому что она давала ему стать еще ближе ко Христу. Это и есть, братия и сестры, правильное отношение к смерти. Так и мы должны к ней относиться. Аминь.


Православные книги

E-mail подписка: