День пустой тыквы

Повесть Ирины Рогалёвой, художник Лика Кудрявцева
Хэллоуин - День пустой тыквы. Повесть Ирины Рогалёвой

«Старый я лентяй, - часовщик, кряхтя, поднялся с кровати. – Снова проспал до полудня. Давно пора поменять режим – читать днем, спать ночью. Что там на улице?» - он подошел к окну и поднял жалюзи. Осеннее солнце на мгновенье ослепило. «Какой день! Какой дивный день!» - господин Киприан распахнул окно и всей грудью вдохнул пряный воздух. В дом вместе с неповторимым ароматом осени ворвался колокольный звон, ознаменовавший, что субботняя служба закончилась. Из церкви начал вытекать тонкий людской ручеек. «Почему эти люди проводят утро в церкви, вместо того чтобы спать, читать, гулять, смотреть телевизор или делать еще что-нибудь? – задумался часовщик. – Прямо сейчас пойду в храм и поговорю со священником», - решил он, но тут вспомнил о странных ночных гостях. – «Скорее всего драконы летели к башне. Лучше я схожу туда, а заодно смажу шестеренки у часов».

Господин Киприан выпил чашку крепкого кофе и отправился в собор. На площади его остановила госпожа Луиза.

- Это твои гости садились утром в лимузин? - спросила она, поздоровавшись. - Мужчина, судя по виду, итальянец и молодые люди лет шестнадцати на вид.

- Гостей у меня давно не было, ты же знаешь, что мои друзья – только книги, - улыбнулся часовщик.

- Значит, они остановились в доме алхимика, - булочница окинула взглядом дом с колоннами. – Говорят, его наследники сдают дом туристам.

- Сдают, и ладно, тебе-то что? – удивился господин Киприан, зная, что госпожа Луиза никогда не лезет в чужие дела.

-  Эти три туриста очень странные, и от них скверно пахнет.

- Что значит скверно?

- Серой или чем-то другим, я не смогла понять, - развела руками булочница.

- Может, пахнуло из люка, такое случается, и вообще, в нашем возрасте часто кажется то, чего нет на самом деле. Вот я этой ночью видел трех драконов, летящих в город. Может, мне это тоже показалось? Хочу подняться на крышу собора и посмотреть, вдруг там есть какие-то следы?

- Три дракона, говоришь? – госпожа Луиза посмотрела на собор, на остром шпиле которого, словно наколотая на булавку бабочка, висело белое облако. Чуть дальше виднелся оранжевый дирижабль. – Странно, почему в небе так много дирижаблей с рекламой. Не могу рассмотреть, что там написано.

- Кажется, я что-то начинаю понимать, - господин Киприан торопливо зашагал в сторону башни.

- Бабушка Луиза! – раздался с балкона над булочной звонкий голосок внучки. – Ты слышала, что завтра на площади будет праздник Хэллоуин?

- Алиса, перестань кричать, сколько раз я тебе говорила, что воспитанные дети так себя не ведут, - закричала булочница в ответ. – Что это еще за новость? Я про такой праздник не слыхала. Спускайся и расскажи все спокойно.

- Бегу! – мгновенье, и симпатичная темноволосая девочка в джинсовом комбинезоне стояла перед бабушкой.

- Хэллоуин – новый, очень модный праздник, на который нужно прийти в маскарадном костюме. Его реклама уже повсюду!  - Алиса говорила быстро, не давая бабушке возможности вставить слово. - Так что я сейчас шью костюм, и еще мне нужна тыква. У тебя есть тыква?

- А кем ты хочешь быть на этом празднике?

- Ведьмой, скорее всего, - выпалила девочка.

Госпожа Луиза побледнела от ужаса:

- Как ведьмой? Ты разве не понимаешь, что наряжаться нечистью очень опасно!

- Ничего не опасно, - отмахнулась девочка. – В детском саду меня наряжали и зайчиком, и лисой, а хвост и уши у меня не выросли.

- Родители знают, куда ты собралась?

- Конечно! Они и сами хотели пойти, но у них костюмов нет, а без костюма нельзя! – девочка чмокнула бабушку в щеку и умчалась.

Госпожа Луиза закрыла пекарню и поспешила на другую сторону реки.

Обычно старая женщина ходила по городу не торопясь, но сейчас шла так быстро, как только могла. Перед мостом на нее неожиданно спикировала черная ворона. Громко и противно каркая, она сорвала с головы булочницы шляпку и полетела в сторону собора. В другой раз госпожа Луиза непременно бы погналась за воровкой, но сейчас даже не остановилась и, как оказалось, правильно сделала.

Отец Антоний собирался закрывать храм, но увидев крайне взволнованную Луизу, убрал ключ.

- Я знаю все об этом празднике, - священник усадил старушку на лавку и выслушал ее рассказ. – На самом деле Хэллоуин – праздник, который церковь сатаны объявила своим. В этот день открываются врата ада и на землю выходит нечисть. Накануне ее командир посылает своих помощников, чтобы они подготовили людей к ее приходу.
- Зачем нечисти выходить на поверхность? – глаза госпожи Луизы расширились от страха.

- Мечта каждого демона поселиться в человеке, без разницы - ребенок он или подросток, или взрослый. Захватив душу, демон полностью подчиняет несчастного себе и с его помощью творит любое зло. Мало кто знает, что именно в момент празднования Хэллоуина демоны вселяются в людей или присматривают себе будущее жилище. Чем бездумнее живет человек, тем он более легкая добыча для демонического мира. Когда-то давно я служил в Европе, мать привела ко мне в церковь девочку лет десяти, которая утверждала, что она ведьма. Малышка предсказывала будущее, находила пропавшие вещи и могла заставить метлу подняться в воздух. Все эти таланты появились у нее после Хэллоуина. Отгадайте, в костюме кого она там веселилась? Мы всем храмом вымаливали девочку. Господь помиловал ее, а ведь одержимость владеет людьми порой всю жизнь.

- Моя Алиса тоже готовит костюм ведьмы, - голос госпожи Луизы задрожал от волнения.

- Ничего не бойтесь. Сейчас мы помолимся и за нее, и за других детей. Уверен, что святые и ангельское воинство не позволят нежити причинить им зло, - отец Антоний пошел в алтарь переоблачаться.

Следующей остановкой лимузина был китайский квартал, раскинувшийся на южной окраине города. Китайцы жили там же, где и торговали – в наскоро построенных пластиковых домах, похожих на детский конструктор.

Не обращая внимания на зазывал, мистер Ранц с помощниками уверенно двигался в центр квартала.

- Господин, купите гитару, - прицепился к Риону китаец в халате с драконами, надетым поверх теплой куртки.

- Мне ничего не надо, - отмахнулся тот.

- Тогда посмотрите барабанную установку! – схватил рокера за руку другой продавец, -  все рок музыканты любят бить в барабаны.

- Мне твои барабаны по барабану! – отмахнулся тот от продавца, словно от назойливой мухи. - Прямо как дома, - обернулся он к Ноиру, - везде драконы, шум, суета, все друг друга обманывают. Какие мы все-таки несчастные, летим, куда прикажут, делаем, что велят, а дома в преисподней тепло, хорошо.

- Угу, - поддакнул Ноир, - хочется жить по-своему, никому не подчиняться, как мистер Ранц.

- Что?! – обернулся к нему Ранц, слышавший каждое слово, - ты думаешь, я делаю, что хочу? Разве ты не знаешь, что в нашем мире зла строжайшая иерархия, во главе которой стоит Великий Змей, которому я и подчиняюсь?

- Простите! Когда в школе проходили иерархию, я болел.

- Снова двоечника подсунули, - буркнул Ранц.

- А вот я почти отличник, - встрял в диалог Ноир.

- Почти не считается, - состроил ему рожу Рион.

- Сейчас ты получишь! – Ноир выхватил из рук стоящего рядом продавца древностей тяжелый меч и занес его над головой товарища.

- А-а-а! - взвыл тот, прячась за спину опешившего китайца, - опусти меч! Он же настоящий!

- Живи, трус, - Ноир вернул оружие торговцу и поспешил вперед.

- А я вас узнал, - кланяясь, сказал китаец Риону, - вы драконы.

- Тише ты, провидец, - приложил тот палец к губам. – Не говори никому!

- Не скажу, не бойся, - закивал продавец. – Я ведь тоже дракон, - он быстро высунул раздвоенный язык.

- А что ты здесь делаешь? – поразился Рион.

- Живу, работаю, продаю заколдованные талисманы и жду своего часа.

- Какого часа?

- Не могу сказать, тайна. Здесь много наших и все ждут команды Великого Змея.

- Понятно, иерархия! – ввернул Рион понравившееся слово. Он хотел еще поговорить с незнакомцем, но почувствовал сквозь толпу на себе обжигающий сердитый взгляд мистера Ранца.

- Представляешь, этот китаец – дракон, - сказал Рион товарищу чуть позже.

- Я же тебе сказал, что здесь везде драконы.

- Я думал, что ты про сувениры говорил.

- Как был двоечником, так и остался, - фыркнул Ноир и уткнулся в спину внезапно остановившегося мистера Ранца.

- Дзынь-пынь! Какая встреча! – вскричал тот по-китайски, заключая в объятья толстого, одетого в золотой шелк, седого китайца с длинной, заплетенной в косицу, бородой.

- Мистер Ранц! Какими судьбами! – от радости узкие глаза Дзынь-пыня превратились в черточки.

- Я к тебе по делу.

- Для тебя все, что угодно, - Дзынь-пынь сложил ладошки на груди и слегка поклонился. – Но сначала прошу пожаловать в мой чайный шатер.

- Придется идти, - обернулся к драконам Ранц. – Без чайной церемонии здесь ни одно дело не делается.

Обстановка в шатре оказалась роскошной: обитые дорогими шелками стены украшали старинные гигантские веера с изображением драконов; ковер, покрывавший пол, был выткан крылатыми змеями, повсюду висели бубенчики и колокольчики из чистого золота с драгоценными камнями.

            Дзынь-пынь дважды хлопнул в ладошки, из-за ширмы появилась маленькая китаянка в красном шелковом кимоно, держа в руках деревянный поднос, уставленный фарфоровой посудой. Пока девица проводила церемонию, Ранц и хозяин погрузились в тихую беседу.

- Как ты думаешь, он тоже дракон? – кивнул Рион Ноиру на китайца.

- А как же, одного ранга с мистером Ранцем.

- Интересно, сколько надо зла сделать, чтобы до них подняться? – Рион сделал глоток чая и сморщился. – Ну и гадость! Как они это пьют!

- Делай вид, что тебе нравится, - прошептал Ноир, с трудом глотая горький напиток. – Потом кока-колой отопьемся.

- Очень вкусно, - улыбнулись они девушке.

Она улыбнулась в ответ, сверкнув раздвоенным язычком.

- Наша! – обрадовался Рион. – Можно мне кока-колы и чипсов? – вдруг попросил он.

Китаянка с испугом посмотрела в сторону Дзынь-пыня, но, увлеченный разговором, тот ничего не услышал.

- Чайную церемонию нельзя нарушать, - тихо сказала девушка.

Наконец мистер Ранц и китаец поднялись, девушка тут же исчезла за ширмой. – Бегом за тыквами, - приказал Ранц помощникам.

- Не надо, я пошлю людей, пусть они хотя бы косвенно поучаствуют в наших делах, - хитро улыбнулся Дзынь-пынь. – Через час твой заказ будет готов.

- Чуть не забыл, - спохватился Ранц, - два дня твой рынок должен торговать дешевыми костюмами для Хэллоуина, разницу в их стоимости я оплачу.

- Для черного дела мне ничего не жалко. Я бы мог раздать их бесплатно, но это будет выглядеть подозрительно, - потер ладошки китаец.

- Можно объявить распродажу, дать рекламу и продавать костюмы за копейки, - встрял в разговор старших Ноир.

- Умный, далеко пойдет, - Дзынь-пынь потрепал его за ухо. – Я так и сделаю.

Каждый раз, поднявшись на башню, господин Киприан замирал от восторга, глядя на расстилавшийся внизу город. Дома, окрашенные в нежные цвета радуги, в окружении садов и парков, делали его похожим на прекрасную клумбу. Часовщик провел в городе всю жизнь, и мог с закрытыми глазами пройти путь от собора до своего дома. Он знал все выбоины в булыжной мостовой, мог рассказать истории всех домов вокруг центральной площади.

Но на этот раз, взойдя на башенную площадку, господин Киприан ахнул от огорчения: в небе, портя прекрасный вид, висел дирижабль в виде злобно улыбающейся тыквы, под которой развевалось полотнище с текстом, написанным на желтом фоне черными острыми буквами. Старый часовщик смог разобрать только одно слово - Хэллоуин. «Так вот откуда ветер дует, - подумал он, - как все стремительно происходит. Еще вчера вечером в небе было чисто». Убедившись, что часовой механизм в порядке, господин Киприан по тайному переходу прошел на крышу собора и обошел ее шаг за шагом. Ничего, напоминающего о драконах, он не обнаружил. Единственной находкой была знакомая женская шляпка, зацепившаяся за коготь гарпии.

«Наверное, драконы мне показались», - часовщик был готов смириться с этой мыслью, как вдруг из-за спины грифона появился полосатый кот госпожи Луизы, гоня перед собой медный колокольчик.

- Фруктик, что это у тебя?! – господин Киприан схватил колокольчик.

- Не сердись, я куплю тебе игрушечную мышку, - пообещал он коту, но тот, вздернув обиженно хвост, удалился.

Часовщик надел очки и внимательно рассмотрел находку. Китайский колокольчик, - это все, что можно было о ней сказать. «С одной стороны, драконы и колокольчик – странное сочетание, - задумался он, - с другой – колокольчика здесь никогда не было, ветром его занести не могло, он достаточно тяжелый, не то, что шляпка. Покажу-ка я находку господину Фоме, он специалист по старым вещам». Часы на башне пробили дважды.

Господин Киприан спустился на площадь.

- Начинается концерт! Заходите быстрее! – кричал билетер у входа в собор, на площади из-за большого количества гуляющих было шумно.

- Кто сегодня играет? – поинтересовался часовщик.

- Молодой исполнитель рок-музыки, сеньор Рион. Заходите, дорогой господин Киприан, я пропущу Вас бесплатно, - билетер, как и все горожане, уважал часовщика.

- Рок-концерт в стенах собора! Это невероятное кощунство! - заметил проходивший мимо пожилой мужчина.

- Веяние времени, - пожал плечами билетер, - что здесь такого?

- Действительно, что такого в том, что в доме, где раньше была молитва Богу, будет звучать молитва Его врагу? – печально произнес господин, но его слова поглотил рык Риона под бешеный аккомпанемент гитары.

Некоторые из людей, гулявших вместе с детьми, поспешили отойти подальше от грохочущей музыки, другие, наоборот, остановились. «Супер! Круто!» - восхищались одни. «Какофония, безвкусица!» - качали головами другие.

Часовщик между тем перешел на другую сторону площади в дом с вывеской «Пещера Алладина». Магазин господина Фомы не зря так назывался – огромное помещение было заставлено предметами старины: повсюду громоздились буфеты и серванты, в огромных напольных зеркалах в позолоченном багете отражались картины и люстры, витрины наполняли статуэтки и шкатулки, сервизы, подсвечники и множество других предметов, за обладание которыми некоторые люди готовы отдать даже душу.

- Маэстро Киприан! Как я рад Вас видеть! – хозяин антикварной лавки, улыбчивый человек с ямочками на щечках, заметив худую высокую фигуру в длинном до пят пальто и высоком цилиндре – головном уборе часовщика на все времена года - распахнул перед ним дверь. – Что привело Вас ко мне в это время? - Господин Фома всегда изъяснялся витиеватым слогом. – Весь город знает, что в это время Вы обедаете в трактире «Веселый гусь». Вероятно, случилось что-то невероятное, если маэстро часовых механизмов изменил своим правилам. Вы хотите продать эту вещь? – заметил он в руке господина Киприана женскую шляпку.

- Нет, нет, я здесь не за этим, - часовщик засунул шляпку в карман пальто и достал колокольчик, - мне нужна Ваша консультация по поводу этой вещицы.

- Посмотрим, посмотрим, - господин Фома взял крупную лупу. – Этот колокольчик принадлежал одному из лам, - заговорил он, спустя некоторое время. – Судя по печати, ему более пятисот лет, но сохранность вещицы идеальная, вероятно потому, что колокольчиком почти не пользовались. Интересно, что на внутренней стороне изображены дракон и змей, дракон расположен под змеем, что означает его подчинение, - господин Фома отложил лупу. – Известно ли Вам, маэстро, что когда-то люди приносили жертвы драконам?

- Откуда Вы это взяли?!

- Ко мне в руки попал старинный фолиант с гравюрами. У меня нет основания не доверять этой книге. Я бы с радостью Вам ее показал, но именно сегодня фолиант купил турист-итальянец.   

«Снова итальянец, - отметил мысленно господин Киприан. – Драконы все-таки были. Мне не показалось».

- Господин Фома, я давно хотел Вас кое о чем спросить.

- Охотно отвечу на любой Ваш вопрос, маэстро, - пухлые губы растянулись в любезной улыбке.

- Скажите, Вам не надоели все эти вещи? Не хотелось ли Вам когда-нибудь бросить это занятие и уехать, к примеру, путешествовать? Насколько мне известно, Вы ни разу не покидали наш город.

- Так и Вы, уважаемый маэстро, ни разу никуда не выезжали, - господин Фома шутливо погрозил часовщику пальцем. – Буду с Вами откровенен: кроме старых вещей, меня ничто не интересует. Мой отец торговал антиквариатом, мой дед делал тоже самое, его дед тоже. Любовь к старине заложена во мне генетически. Ведь и Ваши предки были часовщиками, не так ли?

- Именно так, но мы помогаем времени идти вперед, а старые вещи, как мне кажется, тянут его назад.

- Что Вы! Что Вы! – испуганно замахал ручками господин Фома. – Какие ужасы Вы говорите! Старые вещи всего лишь напоминают людям о прошлых временах, которые всегда лучше, чем наши.

- Но зачем же жить прошлым? Надо смотреть вперед.

- Маэстро, Вы настоящий философ, - замял тему хозяин лавки, - лучше взгляните на эти напольные часы? Им не менее двухсот лет.

- Простите, не сегодня, - отказался часовщик. – Скажите, почему Вы решили, что этот колокольчик принадлежал ламе?

- Иероглифы говорят об этом, - господин Фома указал на крохотные черточки, высеченные по краю колокольчика. Без лупы увидеть их было почти невозможно. - Кстати, эта вещица из золота, хотя в ее сплаве и присутствует медь, поэтому колокольчик производит впечатление медного. Вы удовлетворены, маэстро?

- Вполне, - господин Киприан убрал колокольчик в карман брюк.

- Будьте осторожны, - неожиданно сказал господин Фома, - мне почему-то он кажется опасным. Через мои руки прошли тысячи вещей, уж я в этом понимаю. Если не секрет, как он к Вам попал?

- Извините, господин Фома, но это секрет, - господин Киприан поклонился и покинул «Пещеру Алладина».

Часы пробили три раза.

Часовщик взглянул на башню и увидел, как над площадью поднимается в небо еще одна тыква-дирижабль. «Кто позволил делать из неба над нашим городом тыквенную бахчу? Неужели мэр?» Перелистав записную книжку, он набрал нужный номер.

- Дорогой маэстро! Как я рад Вас слышать! – раздался елейный голос мэра. – Чем могу служить?

- Здравствуйте, господин Каин, - это Вы позволили повесить тыквы над городом?

- Конечно, я. Вы же знаете, что без моего согласия в городе ничего не происходит, - в голосе мэра появились настороженные нотки. – А что, собственно, случилось?

- Дирижабли рекламируют Хэллоуин. Вы знаете, что это за праздник?

- Милый, веселый детский праздник. Мои внуки тоже туда пойдут.

- Это не так невинно, как кажется, - взволнованно заговорил господин Киприан. – Вчера в город прилетели три дракона, а утром на площади госпожа Луиза видела трех необычных иностранцев. Я уверен, что они связаны с Хэллоуином.

«Старый часовщик выжил из ума», - подумал господин Каин, а вслух сказал:

 – Дорогой маэстро, уверен, что этот праздник не причинит вреда. Не будем отнимать у детей возможность повеселиться на карнавале. Я ничего не буду отменять. Всего Вам доброго.

Насвистывая под нос веселую мелодию, мэр поспешил в китайский квартал покупать внукам костюмы.

«Похоже, что мои слова господина Каина не убедили, - расстроился часовщик, - зря я сказал про драконов, теперь мэр будет думать, что я выжил из ума. Впрочем, мне все равно. Главное, надо остановить надвигающееся на город безумие».

Собор не мог вместить всех желающих послушать молодую рок-звезду, и администрация приняла решение перенести концерт на открытую площадку. Теперь рык Риона проникал повсюду. Господин Киприан прислушался: «Смерть – это круто! Смерть – это смысл жизни! Все лучшее начинается после смерти!» - неслись в небо слова. «О чем поет этот мальчишка?! – возмутился часовщик, - самое прекрасное и лучшее, что есть у человека, это жизнь. Только живой человек может любить и созидать. Этот мальчишка неспроста появился на площади именно сегодня. Все это очень странно». Часовщик, заткнув уши, прошел мимо сцены, не заметив Даню и Алису.

После концерта рок-звезда начал раздавать автографы на листках с рекламой распродажи карнавальных костюмов.

Мистер Ранц сидел в кафе напротив и внимательно наблюдал в окно, как толпа возбужденных подростков плотным кольцом окружила своего кумира.

- Завтра они все придут на наш праздник, -  сказал он с жадностью поедающему жаркое из кролика Ноиру. 

- Не знал, что Рион так круто играет на гитаре, - отозвался тот с набитым ртом.

- Ешь быстрее, Дзынь-пынь уже прислал демонстраторов одежды, будете рекламировать коллекцию дона Педриньо. На этот раз он превзошел сам себя, его одежда не одевает людей, а раздевает. Будем взламывать стереотипы этого пуританского городка. И хватит есть! – монсеньор отодвинул тарелку с остатками кролика на край стола.

 

- Ух, круто! Теперь не надо возиться с платьем ведьмы, – довольная Алиса пробежала глазами по тексту рекламы. – Ой, здесь еще написано, что в четыре часа на площади будет показ последней коллекции какого-то дона Педриньо. – Я очень хочу посмотреть. Давай останемся.

- Хорошо, - согласился Даня, - только сбегаю в булочную к тете Луизе, она мне утром предлагала пирожки, а я весь день не ел.

- Я пока места займу! – обрадовалась Алиса.

Показ мод планировали провести на той же сцене, где только что грохотал и рычал Рион. Свободных мест почти не было, для небольшого городка и концерт, и показ, и сам Хэллоуин были большими событиями. Если молодую звезду рока слушала молодежь, то на показ одежды пришли взрослые, в основном женщины. Между рядами сновали шустрые китайцы, раздавая пледы и чашки с горячим глинтвейном, чтобы публика не замерзла. Детям предлагали шоколад и любимые лакомства горожан - жареные каштаны и яблоки в сахарной глазури. В ожидании зрелища ребята с аппетитом поедали сладости. Алиса нашла два свободных места в последнем ряду и, укутавшись в плед с драконами, принялась рассматривать публику. Ближе к началу показа первый ряд стали заполнять городские модницы, подъезжавшие к площади на шикарных авто. Блондинки в дорогих меховых жакетах, с пухлыми губами и совершенно гладкими лицами были похожи друг на друга и напоминали кукол Барби. Алиса терпеть их не могла за безликость.

Девочка мастерила кукол сама, придавая им схожесть с друзьями или знакомыми. Госпоже Луизе очень понравились трубочист и часовщик, которых она посадила в витрину своей булочной.

«У меня никогда не будет толстых губ и белых волос, - подумала Алиса и перевела взгляд на небо: тыква-дирижабль застыла прямо над сценой. «Мама, почему символ Хэллоуина – пустая тыква с рожицей?» – прозвучал детский девчачий голосок. На соседних стульях рядом с Алисой расположилась женщина с дочкой лет шести. «Потому что это прикольно, - ответила молодая мать. – Смотри, там поставили прилавок с тыквами и свечами. Я схожу, куплю что-нибудь для дома». Женщина попросила Алису присмотреть за малышкой, а сама поспешила в палатку, наполненную атрибутами Хэллоуина. «Представляешь, они все раздают бесплатно. Я взяла одну для тебя», - женщина протянула Алисе оранжевую злобную рожицу.

Все столики в «Веселом гусе» были заняты, но кресло у окна с видом на мост всегда ждало часовщика. Поприветствовав соседей, он сделал заказ и раскрыл свежий номер газеты, но тут в окне промелькнула госпожа Луиза, которая возвращалась из церкви.

Господин Киприан, накинув пальто, выбежал на улицу и схватил булочницу за руку:

 – Я должен тебе рассказать что-то очень важное, - взволнованно заговорил он. – Пойдем в кафе.

- Похоже, что все сходится, - выпив чашку чая с мятой, госпожа Луиза немного успокоилась.  – Драконы, иностранцы, запах серы, тибетский колокольчик, рок-концерт, дирижабли. Надо срочно предупредить всех знакомых, чтобы они не пускали детей завтра на площадь. Боюсь, что там может случиться что-то страшное, хотя отец Антоний и велел мне ничего не бояться, но я все равно переживаю за Алису и других ребят. А откуда у тебя моя шляпка? - булочница заметила потерю, торчавшую из кармана часовщика.

- Нашел ее на крыше, она зацепилась за коготь гарпии, - господин Киприан вернул шляпку хозяйке. – Может, ее принес твой Фруктик? Он все туда тащит.

- Шляпку с моей головы сорвала ворона, когда я шла в церковь, - прошептала госпожа Луиза. – Значит, это была гарпия!

- Значит, эти твари только прикидываются каменными, - вздрогнул часовщик.

- Выходит, что они не просто смотрят на город, они за нами следят, - руки старой булочницы задрожали от волнения. – Отец Антоний сказал, что больше всего нечисть боится молитвы и крестного знамения. Не забывай молиться. Ой, я забыла, что в церковь ты не ходишь, - вздохнула госпожа Луиза.

- Представляешь, сегодня днем я твердо решил пойти в храм, но отвлекся и забыл о своем намерении, - вспомнил господин Киприан. - Ладно, иди домой и расскажи Алисе все, что мы узнали. Будем на связи.

Счет за обед господину Киприану, к его огорчению, подали на листке с рекламой Хэллоуина.

 

У входа в булочную госпожа Луиза столкнулась с Даниилом. Угостив мальчика пирожками, она рассказала ему новости. Даня слушал очень внимательно, стараясь запомнить каждое слово. Вернувшись к Алисе, он передал ей рассказ бабушки, но девочка, выслушав друга вполуха, отмахнулась:

- Это все бред. Старичкам постоянно что-то кажется. Особенно моей бабушке. «Алиса, надень шапку, Алиса, завяжи шарф, Алиса, вернись домой засветло», - передразнила она госпожу Луизу. – Я уже взрослая, и сама знаю, что мне делать, куда ходить и с кем!

Даня хотел что-то сказать, но сцена осветилась неоновыми огнями, зазвучала ритмичная бодрая музыка, и на подиум одна за другой стали выходить китайские манекенщицы в прозрачных платьях. Вслед за ними появились молодые люди с накрашенными глазами, демонстрируя куртки с рукавами, свисающими до пола, пальто с гигантскими плечами, рубашки безумных расцветок. Глядя на них, было непонятно, кто перед тобой – мужчина или женщина, сумасшедший или клоун. Публика онемела, и только блондинки-барби из первого ряда громко зааплодировали. «Сумасшедший дом», - фыркнула женщина рядом с Алисой и, взяв за руку дочку, ушла. Стали покидать шоу и остальные зрители.

- Уходят! – разозлился Дзынь-пынь, глядя из-за занавеса на то, как пустеют стулья. – Дикари! Пуритане! Болваны, ничего не понимающие в моде! Ходить в обычных платьях и пальто - такая скука! Одежда должна будоражить воображение, подчеркивать недостатки, открывать то, что должно быть закрыто.

Увидев, что публика расходится раньше положенного времени, мистер Ранц, по-прежнему сидевший за столиком кафе, закипел от злости.

- А ты что здесь делаешь?! – рявкнул он, увидев Риона. - немедленно иди на сцену, останови публику!

Надев нелепый костюм, поданный Дзынь-пынем, рок-музыкант схватил гитару и выскочил на подиум.

- Это же сам Рион! – зашумели подростки.

Рок-звезда сделал несколько шагов, но обтягивающие брюки лопнули по швам, и зрители зашлись в хохоте. Рион погрозил им кулаком и показал раздвоенный язык.

- Болван! – взвыл мистер Ранц, но возбужденная толпа змеиного жала не заметила.

- Выпускайте последних! – скомандовал Дзынь-пынь помощникам. – Дети обязательно должны это увидеть!

На подиум стали выходить, нежно обнимаясь, однополые пары, из динамиков понеслась нежная китайская песня о любви.

- Это еще что такое! – Даня с ребятами бросились к сцене и начали бутузить манекенщиков.

- Это провал! – рвал на себе бороду Дзынь-пынь. – Охрана! Где охрана?!

Из-за кулис появились вооруженные дубинками китайцы.

- Беги, - крикнула Алиса Дане, заметив опасность.

Часы на башне пробили шесть раз.

Кто-то из зрителей вызвал наряд полиции, но стражи порядка никого не застали. Дзынь-пынь с командой улетучились, молодежь разбежалась, блондинки разъехались. О провалившемся показе напоминали лишь разбросанные по сцене яркие клочки разорванных в драке нарядов.

В город вошел вечер, на площади зажглись фонари, загорелись огни в многочисленных кафе и закусочных, зазвучала обычная тихая музыка. Нарядная публика стала заполнять площадь. Горожане покупали сладости, туристы рассматривали сувениры. Этот субботний вечер был бы похож на множество оставшихся в прошлом вечеров, если бы не светившаяся злобной улыбкой тыква, нависающая над площадью.

С мрачным видом мистер Ранц листал купленный у господина Фомы фолиант. Драконы сидели рядом, боясь пошевельнуться. После провала показа Ранц не произнес ни слова.

         - Мистер Ранц, – не выдержал Рион, - можно я пойду домой? Так хочется прилечь.

- А я есть хочу, - жалобно сказал Ноир. – Можно мне заказать утку?

- Ничтожества, вы чуть было не провалили наш проект! – рявкнул Ранц, захлопнув книгу. – Кто позволил тебе показывать публике язык?  А если бы люди заметили твое жало?

- Простите меня, - жалобно пискнул Ноир. – Хотите, я наловлю Вам летучих мышей и приготовлю их с томатным соусом?

Ранц оставил его предложение без ответа и снова погрузился в книгу.

- Ноир, ты говорил, что был у него на юбилее? – ткнул он пальцем в портрет ламы.

- Да, - подобострастно закивал Ноир. – Было очень торжественно.

- Не люблю Тибет, там всегда дует ветер, - буркнул Ранц, - Ветер … Как же я мог забыть! – он достал телефон. - Сначала фейерверк, потом ветер, - скомандовал он в трубку, неожиданно повеселев.

Покинув гостеприимное кафе, драконы вернулись в дом алхимика. «Сейчас отдых, облет города в полночь, потом совещание», - предупредил помощников Ранц после плотного ужина.

Часы на башне пробили девять раз.

 Алиса вернулась домой из китайского квартала с пакетом в руках. Родители ушли гулять на площадь, бабушка Луиза пекла в булочной хлеб, так что дома никого не было, кроме сладко сопевшего на окне Фруктика. Достав из пакета костюм ведьмы, девочка примерила обновку.

- Как настоящая! – Алиса закружилась по комнате, придерживая руками остроконечную черную шляпу с вуалью. Разбуженный шумом Фруктик проснулся и, увидев хозяйку, выгнул спину и зашипел.

- Малыш, ты что? Это же я, - протянула к нему руку девочка, но кот, увернувшись от ласки, бросился прочь. – Ну и беги, - рассмеялась Алиса ему вслед. Она вставила свечку в тыкву и поставила ее на окно. Злобные рожицы светились повсюду. Только два дома не радовались завтрашнему празднику – дом старого часовщика и Дани.

- Ну и зря, - пожала плечами Алиса и выключила свет.

В свете свечи на стене отразилась причудливая тень в платье с рваным подолом и шляпе в виде высокого конуса. Девочке показалось, что тень помахала ей рукой.

Весь оставшийся вечер Алиса крутилась перед зеркалом, отрываясь лишь на звонки подруг, делившихся впечатлениями от концерта и показа. Если бы мистер Ранц их услышал, то был бы доволен.

Закончив с делами в пекарне, госпожа Луиза поднялась к внучке, но Алиса уже спала. Костюм ведьмы был надежно спрятан.


Православные книги

E-mail подписка: