Апокалипсис. Беседы на книгу Откровения святого Иоанна Богослова

Беседа на радио "Град Петров".
Ведет профессор Санкт-Петербургской Духовной Академии архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

Апокалипсис Беседы на книгу Откровения святого Иоанна Богослова Всадник на бледном коне... Звезда Полынь... Печать Антихриста... Число 666... Армагеддон... Огненное озеро... Именно эти таинственные и пугающие символы чаще всего вспоминаем мы, произнося слово "апокалипсис", которое для современного человека стало синонимом глобальной катастрофы.

Но в этой книге есть и другие слова, которые важнее всех ее грозных предостережений: "Вот Я стою у двери и стучу". Это уже не ужас бури, сметающей грешный мир, а тихий голос Странника, стучащегося в дверь каждого человеческого сердца. Благая весть о том, что зло будет побеждено Любовью, - суть последней книги Нового завета и всего Священного Писания, которую богословы называли "завершающим аккордом надежды и света" грандиозной симфонии человеческой истории, ее творения и спасения.

"Образы Апокалипсиса не просто система кодов, ожидающих перевода в образы реальных людей и событий. Когда мы узнаем их источники и богатые символические ассоциации, мы понимаем, что они должны быть прочитаны ради их способности нести весть и вызывать наш ответ на эту весть. Предвестия, тени эсхатона, "конца времен" существовали и во время написания книги Откровения, то есть в эпоху гонений императора Домициана. Существуют они и сейчас, ибо "тайна беззакония уже в действии" (2 Фес. 2, 7). В чем проявляется это действие и как ему противостоять - в этом вопрос и для каждого отдельного христианина и для Церкви в целом".

/ Архимандрит Ианнуарий (Ивлиев) /

Апокалипсис. Беседы на книгу "Откровения святого Иоанна Богослова" (аудиокнига MP3)
Исполнитель аудиокниги: Архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)
Издательство: Град Петров
Серия: Из фонда радио "Град Петров"
2008 г. Время звучания: 23ч. 02мин.

- Аудиозаписи списком
- Плейлист
- Купить диск MP3

Слушать он-лайн:

1. Введение: Особенности жанра книги Откровения.

2. Литургический характер книги Откровения. Символический язык и мифологический мир книги Откровения.

3. "... Иоанн семи церквам. .." Эпистолярное введение (1, 1-4)

4. "Благодать вам и мир..." Приветствие Иоанна (1, 4-5)

5. "Я есмь Альфа и Омега..." Имя Божие в книге Откровения (1, 5-8)

Другие выпуски слушайте по ссылке >>

Из фонда радио "Град Петров", 2010 г.

Как подготовиться к исповеди

О подготовке к исповеди, о том в каких "грехах" не нужно каяться и о том как узнать не причастился ли ты в осуждение рассказывает епископ Смоленский и Вяземский ПАНТЕЛЕИМОН.

Как правильно подготовиться к исповеди?

Как постараться сделать так, чтобы каждая исповедь приближала нас к Царству Небесному? Начался Рождественский пост, и Рождественским постом как раз очень важно подготовиться к исповеди особенно серьезно, особенно глубоко постараться проникнуть в тайники зла, которые коренятся в нашей душе, исследовать их и принести Богу должное покаяние. Мы с вами должны понимать слова святых отцов, которые говорят, что каждый грех требует или соразмерного покаяния, или за каждым грехом последует соразмерная мука. Если мы не хотим этой муки -- мы должны принести соразмерное греху покаяние. Если мы совершили грех тяжелый, значит нужно каяться особенно, особенно плакать о своем грехе, просить у духовника епитимью, делать земные поклоны, воздерживаться от совершения каких-то действий, которые могли бы опять привести к совершению этого греха, быть очень осторожными. Если грех небольшой, то нужно покаяться и стараться больше его не делать, но, всё равно, каяться, конечно, нужно и в малых грехах. Нельзя думать, что грехи прощаются Богом без покаяния. Грехи прощаются так до семилетнего возраста, а начиная с семи лет человек всё-таки должен осознавать свои грехи и каяться в них.

Конечно, есть разные крайности: какой-то человек может не видеть своих грехов, какой-то может подавать на исповеди исписанную тетрадь, где перечисляются самые разные грехи и, наверное, это не совсем правильно. Об этом даже говорит прп. Иоанн Лествичник -- человек, живущий в миру, не должен слишком глубоко анализировать свои поступки, это у него вряд ли получится, а должен каяться в тех грехах, которые он видит. Во всем должна быть своя мера и нужно эту меру постараться познать из опыта. Нужно стремиться к тому, чтобы душа была спокойной, чтобы совесть не мучила, чтобы в душе была радость, и нужно уметь, конечно, радость чистую, радость, которая исходит от Бога, отличать от радости прелестной, радости удовольствий, от тщеславных помыслов, которые ласкают душу. Нужно уметь в душе своей это различать, и, конечно же, здесь нужен опыт, вряд ли можно это сделать, прочитав какую-то книгу, но можно по совету духовника, опытного духовника, бояться ложных радостей и принимать подлинные утешения от Бога.

Итак, нам нужно приготовиться к исповеди. Мы должны постараться вспомнить всё, что мы сделали за период с прошлой исповеди. Рождественским постом, Великим постом, перед венчанием, перед принятием, скажем, священного сана, перед тяжелой операцией, уместно будет вспомнить грехи, совершенные в течение всей жизни. Необязательно говорить о них на исповеди, но если они продолжают мучить, если мы чувствуем, что мы не во всем покаялись, или покаялись формально, неглубоко, конечно, можно об этих грехах тоже сказать. Но прежде всего нужно сказать о тех грехах, которые были совершены нами со дня прошлой исповеди. Если вы не умеете помнить о своих грехах, если это плохо у вас получается, может быть, стоит каждый вечер перед тем, как лечь в постель, записать эти грехи, только эти записи лучше делать зашифрованными, чтобы член вашей семьи, найдя их, не понял, о чем вы пишете в этих записях или как-то их особенно прятать, чтобы они не попались на глаза какому-то близкому родственнику, потому что это может его очень соблазнить. Мужа может соблазнить исповедь его жены, жену -- исповедь мужа, то, что мы говорим на исповеди, не должен знать никто, кроме нашего духовника и Бога, перед Которым мы с вами каемся.

Вспоминая всё то, в чем обличала нас советь, нужно особенно обратить внимание на те наши действия, слова, мысли, из-за которых мы лишились благодати Божией. Я думаю, что все вы, дорогие друзья, после причастия Святых Христовых Таин, может быть не всегда, но хотя бы иногда, чувствуете особое спокойствие, которое приходит в душу, и с этим спокойствием кто-то живет пять минут, кто-то проживает всю неделю, а у кого-то через час оно теряется в душе. Нужно обратить внимание на то, почему это происходит, какие грехи нарушают наше внутреннее устроение и в этих грехах нужно каяться особенно. Очень полезно перед тем, как исповедоваться, не только вспомнить всё то, что было, но и еще раз проверит себя, вспоминая заповеди: ветхозаветные заповеди, заповеди, данные нам для блаженства Господом нашим Иисусом Христом. Можно проверить себя по «шкале» греховных страстей, о которых мы с вами говорили, насколько действуют в нас восемь основных страстей, как они проявляются в нашей жизни, насколько мы были подвержены этим страстям в течение этого периода, после последней исповеди. Нужно внимательно следить за собой всё время нашей жизни, но, готовясь к исповеди, нужно особенно вспомнить, что было, обязательно помолиться Богу, попросить Бога, чтобы Он открыл нам те грехи, которые мы, может быть, забыли, которые не заметили.

Нужно, конечно же, внимательно прислушиваться к оценке наших действий другими людьми. Может быть, не стоит спрашивать жене у мужа, в чем ей нужно каяться на исповеди, и, наверное, не всегда мама права, когда говорит ребенку: «Иди покайся в том-то и том-то», иногда это, конечно, нужно сделать, но далеко не всегда. Не нужно спрашивать у своих друзей: «Помогите мне покаяться». Всё это может даже послужить к размолвке с женой, к ссоре с друзьями, когда друзья начнут вдруг говорить, что, оказывается, «ты такой, ты сякой», может быть опасен такой путь, но прислушиваться, что они говорят о нас, как они нас оценивают, всё-таки нужно, особенно если вы только начинаете свою духовную жизнь. Не всегда их оценки бывают правильными, но иногда человек со стороны лучше замечает наши грехи, чем мы сами. Вы, наверное, знаете, такую особенность: когда мы слышим свой голос со стороны, он кажется нам каким-то неприятным (мне во всяком случае), каким-то странным, но этого не происходит, когда я произношу какие-то слова. Когда я вижу себя со стороны, я ощущаю себя совсем не так, как я чувствую, когда я себя не вижу, и этот внешний взгляд на нас бывает очень важным. Но это не самое главное, самое главное, как на нас смотрит Бог, самое главное – ходить перед Богом, применяя к себе заповеди, данные Богом, проверять себя, но все-таки иногда полезно посмотреть на себя со стороны глазами других людей, потому что иногда мы не замечаем грубости в своих словах, какой-то жестокости в своих действиях, иногда в своих интонациях мы не замечаем равнодушия к чужой боли, к чужому страданию, а со стороны это бывает иногда видно.

Иногда то, что мы считаем добротой, на самом деле является расточительностью, то, что считаем бережливостью, является скупостью, и поэтому, конечно, нужно постараться поглубже проникнуть в смысл своих поступков, в мотивы, по которым мы делаем то или другое. Иногда поступок вроде бы хороший, но вызван каким-то злым желанием, и мы очень так лукаво умеем себя оправдывать, мы говорим: «Ну надо же положить конец этому злу, надо же сделать замечание». На самом деле нам хочется разгневаться, распирает нас этот гнев, а мы себя оправдываем тем, что нужно это зло немного укротить. Человек может быть наполнен какими-то блудными, нечистыми желаниями, а он себя оправдывает: «Ну надо же посмотреть, до какой степени мир сейчас докатился, что же такого плохого делает сейчас современная молодежь?» А на самом деле у него похотливое желание насытиться какой-то блудной грязью. Так бывает. Очень часто мы прикрываем свои злые желания какими-то благовидными предлогами и оправдываем свои нечистые помыслы какими-то добрыми целями. Вот в этом тоже нужно обязательно разобраться. И нужно всячески разоблачать лукавство нашего греховного ума, нужно увидеть лицемерие своей души, пронизанной грехом.

Можно почитать какие-то книги, есть замечательные проповеди отца Иоанна Крестьянкина, проповедь перед исповедью на ветхозаветные заповеди, на заповеди блаженства, в которых очень глубоко и подробно отец Иоанн Крестьянкин описывает состояние современной человеческой души. Есть разные списки грехов. Но все-таки не надо увлекаться различной литературой, иногда в ней появляются некоторые грехи, о которых нам, может быть, лучше и не знать. Иногда появляются какие-то глупости в этих списках, например, «отгоняла комаров во время молитвы», странно как-то это. Или «нежилась в постели», но все мы ложимся в постель и все-таки нужно различать тяжелые грехи и наши, может быть, немощи. Не является грехом поесть, когда ты голоден, и за это поблагодарить Бога, это не является грехом чревоугодия, конечно же, не являются грехом какие-то дружеские шутки во время разговора, в этом тоже каяться не нужно -- здесь нужно быть осторожным и не отцеживать комаров, а бороться с теми верблюдами, которых мы постоянно проглатываем, принимаем в свою душу, бороться со страшными, тяжелыми грехами: гордости, тщеславия, уныния, нечистоты всякой плотской, и прочими тяжелыми грехами, которые, может быть, не выливаются в какие-то поступки, но тем не менее все-таки совершаются нашей душой.

Иногда человек, готовясь к исповеди, записывает свои грехи на бумаге. Как человек, который принимает исповедь, я могу сказать, что мне легче бывает прочитать этот листочек бумаги. Когда стоит большая очередь, я быстренько пробегаю глазами всё, что написано на этом листочке, накрываю человека епитрахилью, или омофором, читаю разрешительную молитву и готов исповедовать следующего. Но сам по себе я понимаю, что если я даю священнику прочитать мои грехи на листочке бумаги, я как бы несколько уклоняюсь от принесения покаяния Богу. Всё-таки свои грехи я должен сказать, я должен их объявить перед Богом, перед священником. Наверное, это стыдно, наверное, это неудобно. Не знаю, как вам, но мне никогда особенно не хочется идти на исповедь, хоть меня давит что-то, хоть мне тяжело, но все равно, это как-то неудобно – идти на исповедь. Хочется оставаться каким-то хорошим, не хочется признавать те поступки греховные, которые совершил. И, конечно, признавать их труднее, когда ты о них говоришь, чем когда ты даешь листочек исписанный, на котором эти грехи записаны тобой дома, и смотришь (можешь даже отвернуться и не видеть), как читает их тот, кто тебя исповедует. Лучше все-таки грехи свои назвать, и поэтому можно составить какой-то, скажем, конспект исповеди, можно им руководствоваться, если вы боитесь что-то забыть, но так вот давать священнику листочек бумаги, наверное, все-таки неправильно. Единственное, когда это можно сделать, если вы совершили какой-то очень тяжелый грех и боитесь о нем сказать священнику. Если вы боитесь это сделать, уж лучше дать бумажку с написанным грехом, чем вообще о нем не говорить.

Есть некоторые люди, у которых душа находится в таком пограничном состоянии, не психически больные, но люди, которые застенчивы, или еще какие-то, они не могут иначе исповедоваться, кроме как давая такую записку, и тут такую исповедь все же примет духовник, но все-таки нормально о своих грехах сказать. Единственное, что нужно сделать, дорогие друзья: нужно на исповеди каяться, перечисляя свои грехи. Потому что приходят иногда и начинают рассказывать: «Я пришла вчера домой, меня встретил муж, он, как всегда, был подвыпивши, я ему сделала замечание и муж стал на меня кричать, а я рассердилась и ударила его по лицу. Я, конечно, неправильно поступила. Но что мне оставалось делать?..» Это не исповедь. Надо свою исповедь все-таки облекать в форму покаяния. Это не должен быть некий рассказ. Хотя есть люди, которые по своей простоте просто не умеют иначе каяться, и. Наверное. Их духовник принимает их исповедь и в такой форме, но все-таки правильнее будет сказать так: «Я злая, очень раздражительная, и я на своего мужа, когда он вел себя неправильно, все-таки разозлилась и ударила его по лицу…» Вот как будет звучать, мне кажется, правильная исповедь.

Очень часто люди слишком много пишут в своих записках, очень много рассказывают. Есть и другая противоположность, тоже неправильная, когда человек просто перечисляет свои грехи: «Согрешила тщеславием, унынием, раздражением, плохо молилась. Нарушала пост, плохие были у меня мысли», дети говорят «плохо себя вел», так они каются. И это тоже неправильно. Что значит «плохо себя вел»? Что значит «тщеславие»? Что значит «плохие мысли»? Что это, как это понимать? Надо говорить не о страсти, которая действует на тебя, она действует на всех, а о том, как эта страсть в тебе проявляется. Скажем, я подумал о себе, что произнес очень хорошую проповедь, что надо эту проповедь напечатать в сборнике и всем раздать в храме. Такая мысль мне пришла и так в этой мысли можно покаяться, если нужно, если есть время. Или надо сказать не «я раздражалась на свою дочь», а «я свою дочь унизила, обозвала ее нехорошими словами» или «ударила». Или можно сказать «раздражалась», разные вещи. То есть, с одной стороны, исповедь не должна быть подробным рассказом всех обстоятельств, скажем, какого-то дела, не должна быть повествованием о вашей жизни, а должна быть покаянием в конкретном грехе, но, с другой стороны, она не должна обозначаться одним словом.

Вообще старание современных людей найти названия своим грехам немножко неправильно. Есть люди, которые болезненно ищут узнать, какие еще есть грехи. Вот что такое мшелоимство? Мне кажется, это неправильно, и грехи нужно называть, как они называются в современном русском языке. Когда мы молимся, мы, конечно, берем слова святых отцов, берем их образы, читаем утренние и вечерние молитвы, это правильно, мы учимся этому языку, учимся правильному отношению к Богу, но когда мы каемся, надо, мне кажется, каяться все-таки своими словами. Надо сказать, не корыстолюбием я согрешала, а, скажем, заискивала перед женщиной, думала, она даст мне на что-то денег; я делала добро, желая, чтобы мне на него ответили. Или, например, мшелоимство, это вообще такой грех таинственный, я не буду сейчас о нем здесь говорить. Стремление узнать, что это такое, все-таки, наверное, неправильное. Мы знаем, что есть восемь страстей, что есть заповеди, во всех нарушениях этих заповедей, во всей нашей подверженности этим страстям и нужно каяться.

По-разному, дорогие друзья, приходится нам с вами исповедоваться. Постом можно поисповедоваться подробно, еще перед смертью, если будет такая возможность, нужно будет все вспомнить и во всем покаяться, все свои грехи оплакать еще раз. Если вы не были на исповеди давно, нужно просить священника, чтобы он уделил вам особенное время. Но если вы исповедовались неделю-две тому назад, то, наверное, достаточно будет кратко поисповедоваться. Надо уметь исповедоваться и кратко, и подробно, и каждый раз быть готовым и к той исповеди, и к другой, так я себе представляю «совершенного» кающегося грешника, который может так исповедоваться в зависимости от обстоятельств. Бывают обстоятельства, когда очень много народа, когда нет возможности все рассказать. Иногда можно и нужно подробно все рассказывать, а порой необходимо говорить всё кратко. В каких-то случаях подходят под епитрахиль священника, под разрешительную молитву: на Страстной седмице, когда мы причащаемся и в Великий Четверг, и в Великую субботу, и на Пасху, в эти дни иногда причащаются вообще без исповеди. Тут дело духовника, как решить, надо его слушаться в этом вопросе, и если духовник говорит, что исповедоваться тебе не нужно, особых грехов у тебя не было, -- можно подойти под епитрахиль.

Если вы совершили особый грех, что-то, может быть, украли (не буду говорить о каких-то скверных грехах), или долго не курили и вдруг закурили, –– надо обязательно сказать об этом, нельзя просто подойти и наклонить голову под епитрахиль. Все-таки нужно различать те грехи, которые нарушили ваше внутреннее устроение, от той обычной грязи, которая ложится на душу в нашей повседневной жизни.

В разных грехах нужно каяться по-разному. Я думаю, есть такой род грехов, нечистых, скверных, в которых не нужно каяться подробно, о которых не нужно подробно рассказывать, но все-таки надо дать понять, что произошло, потому что иногда об этих грехах говорят только общими словами, не рассказывая о том, что произошло во время этого греха, и скрывают за этими общими словами какое-то, может быть, страшно искажение отношений между мужчиной и женщиной. Я не буду, дорогие друзья, в это особенно вникать, но нужно понять, что если этот грех глубоко вас проникает, нужно как-то сказать об этом батюшке. Есть разные виды этих грехов, не нужно подробно о них говорить, но необходимо, чтобы было понятно, в чем вы каетесь. О таких грехах и вспоминать не надо в подробностях, потому что они могут опять как-то затронуть душу, а о грехах, в которых стыдно каяться, о гордости безумной, тщеславии, воровстве, обиде и унижении других людей, –– нужно обязательно помнить и очень важно приводить себе на память эти грехи, особенно когда у нас появляются какие-то гордостные помыслы.

Итак, положим вы подготовились к исповеди, покаялись на ней, священник читает вам разрешительную молитву -- и ничего не говорит. Вы вправе, дорогие друзья, спросить у него: «Батюшка! А с каким грехом мне нужно особенно бороться? Батюшка! Что мне посоветуете, чтобы мне не повторять этого греха?», -- но быть при этом готовыми исполнить всё, что он вам скажет. Почему нужно это сделать? Потому что духовные люди, великие старцы, бывают очень скромными, кроткими, смиренными, и они считают, что ничему не могут вас научить. Но если вы спросите у них, они будут вынуждены вам что-то ответить. По-настоящему духовные люди не лезли вперед, не устраивали каких-то вебинаров, они сидели у себя в пустыне, в лесу, молились Богу за весь мир, считая себя недостойными что-то говорить. Для того, чтобы получить наставление, надо обязательно спросить батюшку и перед этим помолиться о том, чтобы он ответил то, что полезно для вас, то, что нужно для вас, но быть готовыми это исполнить.

Нужно различать исповедь и беседу со священником. Есть некоторые священники, у которых мало духовных чад, которые живут в селах, деревнях, где можно и на исповеди о чем-то поговорить. Но в городе, особенно во время поста и перед большими праздниками, когда будет много исповедников, батюшка не сможет с вами подробно поговорить. Поэтому можно ему сказать: «Батюшка, Вы знаете, я хотела бы с Вами поговорить о своей жизни, я хотела бы, чтобы Вы помогли мне определить молитвенное правило, какие молитвы читать утром, какие вечером. Я хотела бы узнать, какая мера поста, как мне поститься в этот пост. У меня такая ситуация: есть у меня друзья, которые ведут себя немножко неправильно, я хотела бы у Вас узнать, стоит ли мне с ними встречаться». «Мы бы хотели с мужем усыновить ребенка», «я бы хотела выйти замуж», «сменить работу», «поступить куда-то учиться», « я бы хотела обсудить, какие книги мне стоит читать», «сколько времени мне можно находиться в Интернете, я чувствую, что это вредно для моей души, но совсем там не бывать я не могу по работе»… Все эти вопросы можно решать на исповеди, но лучше все-таки – в отдельной беседе. Попросить, чтобы священник уделил вам время, если вы верите, что он может вам помочь, и как-нибудь с ним об этом побеседовать.

А на исповеди можно спросить, как вам избавиться от греха, что вам для этого нужно делать. Можно просить, чтобы священник дал вам епитимью, если вы совершили тяжелый грех, а он вам ее не дает; спросить, можно ли вам причащаться после какого-то тяжелого греха, и делать, как он благословит. Если священник говорит что-то, что кажется вам неправильным, и если это не дивный старец, не известный всему миру духовник, можно ему сказать: «Батюшка! Вы, наверное, меня не поняли, я имела в виду то-то и то-то», но если он настаивает на том, что сказал, даже и выслушав вас, то наверное, придется это исполнять, раз уж вы доверились ему, раз выбрали себе в духовники.

То, что вам говорит на исповеди священник, лучше никому не рассказывать. Об этом говорил отец Алексий Мечев. Когда он давал наставления своим духовным чадам, то не разрешал им рассказывать об этом никому, потому что то, что он говорил одному человеку, могло соблазнить другого, то, что полезно для одного, для другого может оказаться вредным и ненужным, поэтому тут надо быть очень осторожными. Это все равно, что прийти к врачу, чтобы он прописал вам лекарство, скажем, повышающее давление. Будете вы всем давать это лекарство, когда у человека не все в порядке с давлением или еще с чем-нибудь? Лекарство может его убить, а не вылечить. Поэтому нужно быть очень осторожными с рекомендациями, которые вы получили от священника, не делиться ими с другими.

Возникает такой вопрос: хорошо ли, чтобы у жены и мужа был один духовник? Конечно, это очень хорошо и это очень правильно, потому что иногда между мужем и женой возникают разногласия, и их духовники дают им разные благословения, в отношении поста, например, в отношении молитвенного правила, частоты причащения, воспитания детей, если они у них есть. Поэтому лучше, чтобы был один духовник. Иногда бывают духовники разные, но находящиеся в духовном общении, например, муж исповедуется у духовника, а жена исповедуется у духовного чада этого духовника, у другого, молодого какого-то священника, или у друзей священника. Здесь меньше опасностей, хотя они все равно есть, а если это разные священники, тогда опасность очень большая, тут кому-то, может, надо поступиться своими интересами, желаниями, и, может быть, исповедоваться у духовника жены или мужа. Хотя я знаю случаи, когда всё кончалось мирно, хотя были разные духовники. Мы говорим о том, как лучше, но в жизни, к сожалению, не всегда так получается.

Когда нужно приходить на исповедь? Я думаю, что исповедь во время Литургии – очень плохо. Надо постараться найти другое время для исповеди. Во время Литургии нужно благодарить Бога, а не думать о своих грехах, время Литургии – это время радости, время молитвенного общения с Богом, время воспоминания спасительных страстей Господа нашего Иисуса Христа и Его славного Воскресения. Время Литургии – это время приготовления себя к принятию дара Святого Духа, а не время покаяния. Хотя мы и поем на Литургии «Господи, помилуй» и просим о прощении грехов, но все-таки это не основная тема Литургии. Литургия – это радость общения с Богом, каяться нужно до этого. Если это у вас не получается (у вас дети, семья, вы опоздали), можно кратко поисповедоваться после «Отче наш», но в исключительных случаях. Если священник не проводит исповеди вечером или утром перед службой – это не значит, что нельзя его об этом попросить. «Батюшка, можно мне вечером исповедаться, я не могу утром?». «Можно мне перед службой поисповедоваться, а не перед «Отче наш»? Ведь стоя на Литургии и готовясь к исповеди после «Отче наш», вы думаете о своих грехах, а не о том, что совершается на Литургии. Если вы действительно каетесь в грехах, то эти грехи, не исповеданные еще, не прощенные еще Богом, сидят в вас как заноза в душе и мешают вам радоваться Литургии, соучаствовать в Литургии, поэтому очень важно найти правильное время для исповеди, хотя, конечно, это зависит не от вас, а от вашего духовника и правил того храма, куда вы ходите. Но если есть возможность, лучше делать это правильно.

Есть еще вопрос: как вести себя после исповеди? Вы, наверное, знаете, дорогие друзья, что, целуя крест и Евангелие, вы не просто прикладываетесь к святыне, а вы возобновляете свои крещальные обеты, которые вы нарушили, совершив те или иные грехи. Вы даете торжественное обещание Богу не повторять то, в чем вы каялись на исповеди. И после исповеди вы должны обязательно хранить себя от греха, вы должны, целуя крест и Евангелие, обрести в душе своей решимость бороться с грехом безжалостно. Грех пропитал душу, и исторгнуть его из души можно только с кровью, травмируя душу, которая срослась с грехом, нужно не бояться этой боли, нужно обязательно отторгнуть от себя этот грех. Это вы должны обязательно обещать, целуя крест и Евангелие, и обязательно после исповеди воздерживаться от греха. Конечно, если вы исписали тетрадку своими грехами, вряд ли у вас получится избавиться сразу от всех, но хотя бы один надо выбрать, хотя бы два каких-то направления борьбы со страстями, которые мучают вас, дать обещание хотя бы в этом. Если вы будете так делать на каждой исповеди, то постепенно душа очиститься от грехов. Это обязательно нужно делать, дорогие друзья.

Есть еще вопрос: как исповедоваться детям? У вас у всех, наверное, есть дети, как быть с детской исповедью? С одной стороны, нельзя использовать исповедь как средство воспитания. «Батюшка! Скажите моему ребенку, чтобы он слушался маму». «Вот ты на исповеди скажи, что маму не слушался». И ребенок обычно подходит и перечисляет не свои настоящие грехи, которые он чувствует или ощущает, а то, что ему говорили взрослые. «Я не слушался маму», «я получил двойку», «поздно лег спать», «я ничего не кушал за столом, не люблю манную кашу»… Знаете, это не самое главное в его жизни. Конечно, дети сами до конца не могут осознать своих грехов, с них этого Бог и не требует. Если вы замечали, что ребенок сделал что-то страшное: украл, поднял руку на мать, жестоко дрался с братом или сестренкой, ему нужно сказать: «Ты знаешь, это тяжелый грех. Тебе нужно обязательно сказать об этом на исповеди». Но заставлять его каяться во всякой ерунде – неправильно. Очень хорошо было бы, если вы идете на исповедь с ребенком, подойти к священнику сначала самой, перед ребенком, и рассказать ему о том, что произошло с вашим чадом за последнее время, потому что ребенок не всегда может это вспомнить, иногда может скрыть что-то от священника, и лучше, чтобы священник от вас уже знал, в чем ему нужно каяться, какие у него проблемы, трудности, - тогда исповедь может быть более эффективной и священник сможет лучше его понять. Далеко не все священники прозорливы, далеко не все читают в душах людей как в открытых книгах, и им ваша подсказка будет очень полезна.

Сейчас я постараюсь ответить на ваши вопросы.

Правильно ли я поняла, что если сомневаешься, то лучше на исповедь не идти?

Нужно смотреть, что за сомнения, разные бывают сомнения. Вот мне никогда, честно говоря, на исповедь идти не хочется, как не хочется иногда чистить зубы, например. Может, у вас это вошло уже в привычку, но мне как-то лень всегда это делать. Но делать это, конечно, т.е. идти на исповедь, нужно.

Если после исповеди вспоминаются неисповеданные грехи, можно ли идти к причастию?

Если был тяжелый грех, то, конечно, лучше подойти к священнику. А если вы каялись, что раздражались на мужа тридцать раз и вспомнили, что был и тридцать первый, то говорить священнику, может, и необязательно. Так нужно к этому отнестись.

Нужно ли подробно описывать свои грехи?

Я говорил об этом. Вот скажем, блудная страсть, уж простите, опять коснемся этой нечистой страсти. Нельзя сказать: «У меня есть блудная страсть». Нужно все-таки сказать, в чем она проявляется. Подробно описывать не надо, есть разные виды этого греха, рукоблудие есть, надо обязательно так о нем и сказать. Или вы смотрели какие-то нехорошие вещи в Интернете, надо сказать об этом, о том, сколько времени вы смотрели, чтобы священник понял степень греха, который проник вашу душу, то, как это происходит с вами. Гордыня. В чем она проявляется, эта гордыня? Вы унижаете других людей, смотрите на всех свысока, вы кого-то побили, желая его унизить? Нужно сказать, как это проявляется.

Каюсь все время в одних и тех же грехах и опять их совершаю... Что делать?

Я думаю, это общая наша беда, мы каемся и снова грешим, но надо снова каяться, и снова начинать, и снова надо пытаться, только делать это нужно усердно, милая. Как спортсмен: ставит планку все выше и выше, сбивает ее, снова ставит и снова сбивает, а потом раз – и перепрыгнул. В моей жизни, во всяком случае, так очень часто бывало. Я не мог долго справиться с каким-то грехом, просил Бога, старался, – и Господь избавлял меня от этого греха. Был такой замечательный святой, правда, Западной Церкви, он знаете как молился: «Господи, спаси меня, только не сейчас». Но господь его спас, он причислен к лику святых.

Духовником может быть монах?

Я думаю, что может, но разные бывают монахи. Бывает, монашествующие, которые ушли в монастырь в молодом возрасте, плохо знают семейную жизнь и могут дать какие-то не те советы. По-разному тут бывает. Но в принципе может быть.

Лучше искать духовника из монашествующих или из белого духовенства?

У меня были духовники и из монахов, и из белого духовенства, это зависит от человека, а не от того, к какому сословию он принадлежит. Есть и в миру очень хорошие священники, а есть нерадивые, есть и в монастыре люди, которые дают совершенно неправильные советы, страшные епитимья, поклоны какие-то за исповеданные уже грехи, а есть замечательные старцы.

Как быть, если я хочу исповедаться у своего духовника, а он живет далеко и очень занят, а исповедь у других батюшек становится формальностью?

Я думаю, что нужно исповедаться у своего духовника, но есть такая опасность, особенно для девушек, женщин, душевной привязанности к духовнику. Иногда это приводит к очень тяжелым последствиям. Здесь нужно отличать душевную привязанность от духовной связи с духовником. Как отличать душевную привязанность? Если есть ревность, это грех, это плохо. Если есть зависть к другим: им батюшка больше уделяет времени, а мне меньше. Если есть желание одной ласковости со стороны духовника, а когда он бывает строгим – появляются обиды на него. Всё это – душевная привязанность, это страшно, этого нельзя допускать, нужно этого очень бояться. Если есть какие-то проблемы в отношениях с духовником, можно подойти к духовнику вашего духовника и попытаться с ним эти вопросы решить.

Если человек год назад крестился, нужно ли каяться на исповеди в грехах до крещения?

Я думаю, что в этих грехах каяться необязательно, потому что эти грехи прощены, но если есть желание покаяться в них, если они мучают, то покаяться в них можно, хотя они в крещении и прощены.

Иногда очень мучают грехи молодости, давно исповеданные. Почему?

Я думаю, что, может быть, не до конца в них раскаялись, надо снова каяться. Если повторить их на исповеди, а они снова будут мучить, надо просто просить прощения у Бога в молитве, а говорить их на исповеди необязательно.

Если исповедался в паломнической поездке и до следующей исповеди не совершил ничего?

Подойти и так и сказать: «Я не знаю своих грехов, батюшка, не вижу», может быть, он поможет, или скажет: «В другой раз покаешься, когда будут грехи». У меня был такой случай, я своему духовнику как-то казал: «Батюшка! Что-то я не чувствую своих грехов, ничего вроде не было даже», он говорит: «Ну и хорошо», накрыл меня епитрахилью и всё.

Допускается ли женщина к причастию, если она сделал аборт?

Смотря когда был сделан аборт. Если он был сделан недавно и если женщина, которая его сделал, ходит в церковь, допускать ее к причастию нельзя. Вообще по канонам полагается очень долгая епитимья. Если аборт сделала церковная женщина, если она ходила в храм, исповедалась, причащалась, а потом сделала аборт, я бы раньше года до причастия ее не допускал. Если она сделала его давно и если она кается в этом, обещает, что больше так делать не будет, говорит, что если вернуть то время, она бы так не поступила, - тогда надо дать ей епитимью и причастить через какое-то время. Если же она говорит: «Сделала и снова бы сделала», – причащаться ей вообще пока нельзя.

Почему некоторые не смотря на очередь к исповеди занимают своей подробной исповедью время батюшки и всех кто в очереди!?

Я думаю, что человек, который стоит на исповедь, не должен думать об очереди, все-таки нужно здесь как-то потерпеть. Человек должен каяться перед Богом, не думая о том, что кого-то задерживает, нельзя человека торопить. Вы знаете, что Господь оставляет 99 овец и идет за заблудшей. Так и здесь то же, эта заблудшая овца в данный момент перед Богом и не нужно из-за этого переживать.

Когда на исповеди не чувствуешь покаяния в содеянных грехах?

Должно быть не чувство, хотя хорошо, если оно есть, а должно быть намерение, волеизъявление исправить грехи. Если на исповеди мы плакали, чувствовали свои грехи, а после опять грешить начали, – это плохая исповедь, а если мы ничего не чувствовали, но после их не повторили, – это исповедь хорошая. Так нужно к этому относиться.

Как исповедоваться перед венчанием?

Перед венчанием нужно всё рассказать, что было в жизни, это очень серьезный шаг, нужно, чтобы была подробная исповедь.

Есть грехи, которые нет силы духа исправить. Что делать, оставаться без причастия?

Это должен решать духовник, нужно сказать ему об этом, если он разрешит причащаться – то можно причащаться. Но есть грехи, после которых причащаться сразу нельзя. Если, например, женщина живет с мужчиной и они не расписаны, – ей причащаться нельзя. Если человек, скажем, принимает наркотики и дальше собирается их принимать, – такого, я думаю, нельзя до причастия допускать, он должен обещать, что перестанет. Или если человек ворует и не вернул ворованное – как его причащать? Нельзя ни в коем случае. Если совершил грех убийства и прошел только месяц – его, конечно, нельзя причащать.

Как узнать, причастился ты в осуждение или нет? Что нужно испытывать после причастия?

После причастия нужно меньше грешить. Если это получается, значит, ты причастился не в осуждение. После причастия бывают разные состояния, разные чувства. Вообще искать чувств каких-то в Таинствах – неправильно. Наши чувства должны идти вслед за намерением исправиться, и не всегда они приходят сразу, не всегда что-то чувствует наше сердце, искаженное грехом.

Как научиться настоящему покаянию?

Как научиться ходить? Нужно ходить, падаешь – снова идти. Как научиться что-то делать? Снова начинать, снова делать.

Как лучше отблагодарить священника после исповеди? Многие говорят, что деньги давать не стоит.

Я думаю, что не стоит после исповеди давать деньги, нужно просто сказать спасибо, помолиться за батюшку. Если батюшке нужны деньги, если он их попросит, то может и можно их ему дать, но я таких батюшек не знаю, чтобы они после исповеди просили деньги.

Есть грехи, от которых прихожу в ужас, что я натворила, а некоторых не чувствую, и такого не понимаю. Например, когда-то я увлекалась астрологией, но страха от этого не имею.

Что ж, бывает всякое, бывает, мы не чувствуем ужаса оттого, что сделали какой-то грех, но нужно все равно в этом каяться, если умом это понимаем. Вообще наши чувства нам не подчиняются, они вышли из-под контроля нашего ума, мы же грешные люди, и нужно жить, к сожалению, в некоем таком безобразии внутреннем. Особенно из-за этого не смущаться, а в этом каяться и пытаться привести свои чувства в порядок с помощью покаяния.

Читайте также:
- Почему не допускают к Причастию?
- Таинство исповеди
- Исповедь: покаяние или благословение на причастие?


Подготовил Леонид ВИНОГРАДОВ, Журнал "Нескучный сад"

Тайна солёного шоколада

Автор: Ирина Рогалёва.

Сказка для подростков.

Тайна солёного шоколада Однажды летом, на рассвете, ко мне в окно кто-то постучал. «Наверное, это дождь хочет рассказать мне свою историю», - подумала я, просыпаясь. Но оказалось, что меня разбудил вовсе не дождь. На подоконнике сидел грач.

- Вы - Сказочница? – спросил он, когда я открыла окно.

- Да.

-Тогда это Вам.

Необычный почтальон достал из-под крыла пакет, отдал его мне и улетел.

В посылке оказалась плитка шоколада, билет на поезд и записка, гласившая: «Дорогая Сказочница, если Вам интересна история о том, как появился этот шоколад, приезжайте к нам в городок. С уважением, шоколадных дел мастер Маркелл». «Удивительно! Необычно! Интересно! – подумала я и, разломив плитку, положила в рот кусочек. Шоколад оказался слегка соленым, что совершенно не портило его вкус. «Надо ехать», - решила я и вскоре сидела в поезде, который вез меня навстречу сказке.

Городок, в котором жил мастер Маркелл, оказался небольшим, но очень уютным. В окне вагона проплывали разноцветные одноэтажные домики, утопающие в зелени, виднелись красивые, ухоженные клумбы и пышно цветущие кустарники.

И только один дом выглядел мрачно и неприглядно: словно кто-то облил его черной краской или поджег стены, когда-то окрашенные в розовый цвет. Около него стояло сухое, давно умершее дерево, тянущее к небу корявые ветви, будто моля его о чем-то. «Похоже, что здесь есть тайна и, явно, недобрая», - подумала я и тут же забыла о странном доме, залюбовавшись на белоснежный, стремящийся к небу собор с золотыми, горящими на солнце куполами. Собор располагался на центральной площади, в центр которой, словно лучи, сходились улицы. Повсюду виднелись вывески кафе и кондитерских.

Наконец поезд остановился. «Город Шоколадников», - было написано на здании вокзала. «Куда же мне идти? Где искать мастера Маркелла?» - растерялась я, но мое беспокойство оказалось напрасным. Навстречу мне спешил невысокого роста старичок, одетый в сюртук старинного покроя. Длинная белоснежная борода развевалась за спиной. На его плече сидел мой знакомый грач.

- Вы Сказочница? – закричал старик издалека.

- Да! - В подтверждение своих слов я улыбнулась самой сказочной улыбкой.

- Теперь я вижу, что это Вы! – старичок обнял меня и троекратно расцеловал. – Добро пожаловать! Я мастер Маркелл. А это мой друг и помощник Сахарок, - представил он крылатого почтальона.

«Необычное имя для птицы», - подумала я.

- Наш грач любит сахар, - пояснил мастер Маркелл, и, увидев мое изумленное лицо, рассмеялся:

- Не удивляйтесь, иногда я читаю мысли.

- Мастер может читать мысли людей, животных, птиц и цветов. Но только хорошие, - сообщил Сахарок, опередив мой вопрос.

- Не будем терять время! – старичок схватил меня за руку и помчался в сторону открытой коляски с впряженным в неё осликом.

Мы уселись в нее. Сахарок занял место возницы, что-то чирикнул и ослик тронулся.

- Заметили ли Вы, что наш город не похож на другие города? И это очень важно, ведь сегодня злые силы стремятся обезличить весь мир: города, страны и, что самое страшное, людей, – заговорил мастер Маркелл. – Когда-то в молодости я знал одного сказочника, который говорил: «Бойтесь одинаковых человечков!». Тогда я не мог представить, насколько он прав. Безликой массой легко управлять, - продолжал мастер Маркелл. – Но Бог создал людей не похожих друг на друга. Каждому Он дал свой талант, свой дар. Один пишет стихи, другой – музыку, кто-то любит и умеет наводить чистоту, у кого-то красивый голос, кто-то вкусно готовит, пишет добрые сказки, иной умеет жалеть. У одного - талант учить детей, другого Бог наградил любящим сердцем. Да, да! Умение любить – тоже талант и, как любой дар, его надо отдавать людям, иначе можно с ним расстаться навсегда. «Твое только то, что ты отдал», - сказал один великий мудрец. У большинства жителей нашего города есть талант к созданию прекрасных и добрых вещей и, конечно же, шоколада.

Пока мастер Маркелл говорил, часы на вокзальной башне пробили полдень, и на улицах появилось множество народа. Переговариваясь и смеясь, люди расходились по кондитерским и кафе.

- Начался обеденный перерыв, - предварил мой вопрос мастер. - В нашем городке работают две небольшие фабрики: на одной делают упаковку для сладостей, на другой – изготавливают их по старинным рецептам. Кроме фабрик, у нас имеется множество кондитерских. Их владельцы делают сладости сами. Это кафе, - он указал на увитый плющом домик, славится молочным шоколадом, то – он махнул рукой в сторону соседнего дома - горьким, следующее – ромовым. В нашем городе изготавливают более пятидесяти видов шоколада, но самый вкусный шоколад у Софии. Именно ее история связана с соленым шоколадом.

И мастер Маркелл начал рассказ.

Софии было восемнадцать лет, когда, окончив школу, она приехала в городок шоколадников в поисках работы. Ей повезло, ее взял в ученицы один старый бездетный мастер. Он всю жизнь посвятил работе, и поэтому не успел завести семью. Пока мастера был полон сил, одиночество его не беспокоило. Но состарившись, он понял, что никому не нужен и, оставить наследство ему некому. «Всю жизнь я работал, чтобы радовать чужих детей, вместо того, чтобы жениться на доброй женщине и завести своих. Я думал, что работа – самое важное в жизни, а оказалось, что это не так. У меня нет наследников и мне некому передать свои знания и опыт. Мастер совсем отчаялся, но тут Бог послал ему Софию. Она была не только умна, добра, но и красива. Девушка быстро освоила шоколадную науку и стала незаменимой помощницей старого мастера. Вскоре люди заметили, что съев конфету или шоколадку изготовленную Софией, их дети становятся добрее, ласковее и послушнее. Многих несчастных родителей ее шоколад сделал счастливыми. Ведь для отца и матери нет ничего больнее, чем грубость, злость и непослушание любимого ребенка.

Сладости, изготовленные Софией, помогали не только детям. Взрослых они тоже делали добрее, терпеливее и милосерднее. Ленивые прощались с ленью, жадные прогоняли жадность, болтливые избавлялись от лишних слов. Однажды старый мастер спросил ученицу, почему её шоколад так влияет на сердца людей. «Когда я делаю его, то всегда прошу Бога, чтобы Он помог людям в их невзгодах и бедах», - ответила та. «Молитва – великая сила», - согласился Мастер и подумал, - «я тоже молюсь перед работой, но почему-то мой шоколад никого не делает лучше. «Сердце Софии горит любовью к людям, она живёт для других, а не для себя. Твоя ученица не ищет славы и похвал, в отличие от тебя», - неожиданно пришёл к нему ответ. «Видно, настало моё время учиться у Софии любви и смирению», - понял старый мастер.

Доброта и красота девушки привлекали к ней самых видных женихов городка. За ней пытались ухаживать молодые люди из известных и богатых семей, но прекрасная София отдала своё сердце талантливому скульптору Творимиру, который её очень любил. На венчание молодых съехалось множество народу. Все радовались за прекрасную пару, а больше всех – старый мастер. Творимир работал не покладая рук и смог купить для любимой жены небольшой домик с кондитерской, где София, ставшая настоящим шоколатье, начала сама изготавливать шоколад.У любящей пары родилась дочь Вероника. Родители не чаяли в ней души, хотя характер у малышки был упрямый и даже строптивый.

Девочке было три года, когда Творимир тяжело заболел и умер. Став вдовой, София была вынуждена работать намного больше.

Старый мастер любил Веронику, как родную внучку и баловал, несмотря на недовольство Софии. В трудах и заботах шоколадница не замечала, как мчатся годы. Казалось, ещё вчера она наряжала вместе с пятилетней Вероникой рождественскую елку, а сегодня - не может дозваться десятилетнюю дочь помочь печь пасхальные куличи. Глядя на приветливую и веселую шоколадницу, было невозможно представить, что ее сердце, непрестанно ноет от горя и боли за собственную дочь. К восемнадцати годам Вероника стала ещё упрямей и строптивей. Она была не довольна своей внешностью и изводила мать, обвиняя ее во всех своих неудачах. «Почему ты – красавица, а я – нет?! Я не хочу быть обыкновенной!», - кричала она в лицо Софии. Та в ответ говорила, что счастье не в лице, а в добром и любящем сердце; что красавицам в жизни приходится трудно, потому что красота и гордость - родные сестры, но Вероника, затыкала уши, не желая ничего слышать.

«Всем детям мой шоколад помогает стать лучше, - с болью в сердце думала София, - и только родной дочери я не могу помочь». Чем старше становилась Вероника, тем хуже относилась к матери. Однажды она стала гнать ее из дома. София, не сдержавшись, заплакала прямо над котлом с шоколадной кипящей массой.

Через несколько дней жители городка были потрясены: новый шоколад Софии оказался соленым! Большего того, съев его, они вспомнили всех, кого когда-то обидели и бросились просить у них прощения. Некоторые люди извинялись даже перед своими животными. «Прости меня! И ты меня прости! - то и дело слышалось на улицах городка. И только у Вероники солёный шоколад вызвал ещё большее раздражение против матери.

Однажды зимой жители городка прочитали в утренней газете объявление: «Внимание! Великий и добрый волшебник Озел исполняет любые желания. Магистр принимает по адресу Розовая улица дом 13. Девушкам, юношам и детям услуга оказывается бесплатно». Под текстом красовалась фотография старика в высокой, черной, широкополой шляпе с седыми, вьющимися вдоль висков волосами. Взгляд черных, как угли глаз, сверкавший из-под мохнатых бровей, прожигал насквозь; еле заметные, под большим горбатым носом, губы были сжаты в узкую полоску.

«Откуда в нашем городке взялся волшебник? Зачем он к нам приехал?» - заволновались жители и тут же сообщили об этом священнику, отцу Рафаилу. «Не волнуйтесь, - успокоил их тот, - если вы не пойдёте к колдуну добровольно, то он не причинит вам зла». На всякий случай на воскресной проповеди священник еще раз повторил свои слова и добавил:

- Каждый человек свободен в своих поступках и сам решает, как ему достичь желаемого – обратиться к волшебнику, к колдуну, к шаману или к Богу, который всегда слышит наши просьбы, но, в отличие от колдунов, исполняет лишь те, что нам во благо. Не бывает добрых волшебников, как не существует разделения на белую и чёрную магию. Все маги, волшебники и колдуны работают на своих хозяев - бесов, жителей преисподней, которые в плату за выполненные желания забирают души людей. Будьте осторожны!

Выйдя из собора София, заторопилась домой, чтобы передать дочери слова отца Рафаила, но было поздно. Вероника сидела напротив Озела.

- Я хочу стать красавицей, похожей на девушек из модных журналов иу иметь кучу денег, - девушка закончила говорить, с надеждой глядя в бездонные глаза волшебника.

Тот изобразил самую добрую улыбку и радостно потёр руки.

- Всё исполню! Всё сделаю и заметьте, совершенно бесплатно! Только… - Озел поднял к небу палец, сверкнув бриллиантовым перстнем.

- Что? – вытянулась в струну Вероника.

- Тебе в ответ придётся выполнить и мою просьбу.

- Я согласна на всё! – не думая, выпалила девушка.

- Вот и хорошо, - довольный Озел затряс головой и протянул Веронике маленькую коробочку. - Этот порошок ты добавишь в чай матери. Она нас достала своим шоколадом, - пробурчал он злобно себе под нос. - Не бойся, это не яд. Ничего страшного с Софией не случится. Просто она успокоится и перестанет лезть в твою жизнь. Ты же этого хочешь?!

- Очень! – Вероника взяла коробочку из рук волшебника и ушла.

Вскоре диспетчер пожарной службы приняла вызов: на Розовой улице загорелся тринадцатый дом.

- Там был человек! Я видел старика! – кричал в трубку прохожий, вызвавший пожарных.

Но те, войдя в дом, никого не нашли и потушив огонь уехали.

На следующее утро Вероника посмотрела на себя в зеркало и закричала от радости. Она превратилась в худую блондинку, с лицом, как у всех красавиц с обложек модных журналов.

- Мама, посмотри на меня! – девушка бросилась в кондитерскую, где София в это время обычно раскладывала сладости. Но матери там не оказалось. Внимание Вероники привлекла шоколадная фигурка, стоявшая на стойке. Она взяла её в руки – это была точная копия Софии, были видны даже морщинки у глаз. И тут девушка вспомнила, что вчера, именно на этом месте, подсыпала матери в чай порошок, который ей дал Озел. «Так вот, почему волшебник сказал, что София больше не будет мне мешать. Он превратил ее в шоколадную статуэтку», - поняла Вероника. Ей стало страшно, но она быстро взяла себя в руки. «Я же не убила её. Ну, побудет немного шоколадной, а потом я найду этого Озела и попрошу его расколдовать мать. Он же исполняет все желания. А пока займусь личной жизнью».

Убрав фигурку подальше, Вероника повесила на дверях кондитерской табличку с надписью «закрыто», дала в газету объявление, что София с дочерью уехали путешествовать, собрала вещи и села в поезд, направляющийся в ближайший большой город. Девушка не попрощалась со старым мастером. Да она и не могла этого сделать, ведь у нее было чужое лицо.

В вагоне на Веронику сразу обратил внимание состоятельный мужчина. Не раздумывая, он предложил девушке жить вместе с ним без забот и в роскоши, и та дала согласие. По приезду домой мужчина одел её, как куклу, купил бриллианты, и повёз путешествовать.


Прочитав объявление об отъезде Софии и Вероники, старый шоколатье был потрясён. Он не мог представить, чтобы они уехали из города, ничего ему не сказав. От расстройства мастер тяжело заболел. Навестить старика пришёл его друг, отец Рафаил. Узнав о причине болезни, священник надолго задумался.

- Я думаю, что исчезновение матери и дочери связано с волшебником Озелом, - наконец сказал он. – Они уехали на следующий день после его огненного исчезновения. Вероника была единственной посетительницей волшебника. Об этом мне сказала Маргарита, живущая на Розовой улице напротив тринадцатого дома.

- Похоже, что ради Софии Озел и приезжал в наш город, -вздохнул мастер.– Я ждал чего-то подобного. Слишком много добра она делала людям. Злые силы давно точили на неё зубы.

- Добра много не бывает, - улыбнулся отец Рафаил. – А против зла у нас есть оружие – молитва. Давайте, помолимся, а там видно будет.

Вскоре старый мастер почувствовал себя гораздо лучше: уныние прошло, сердце забилось с прежней силой и друзья решили осмотреть кондитерскую Софии, благо дома в городке не запирались.

- Интересно, интересно, - отец Рафаил достал из мусорного ведра пустую коробочку с изображением козлиной головы, из пасти которой вырывалось пламя. - Похоже, что эта вещица принадлежала Озелу. Интересно, что в ней было? - Он открыл коробочку - в ней осталось несколько крупинок чёрного порошка – и случайно чихнул. Крупинки взвились в воздух и упали на засохший цветок. И вдруг на глазах священника, тот стал шоколадным. В этот момент из кладовки раздался крик старого мастера – он нашёл фигурку Софии. «Бедная моя девочка, - старик погладил её шоколадную головку, - что с тобой сделали?»

- Её заколдовали с помощью Озела. Кто-то подсыпал ей порошок из этой коробки, - сказал отец Рафаил, входя в кладовую.

- Что же делать? Как нам расколдовать Софию? – старик от горя чуть не плакал.

- Снять заклятье можно лишь одним способом.

- Каким?!

- Покаянием. Надо, чтобы тот, кто это совершил, исповедал перед Богом свой грех. Тогда заклятье потеряет силу.

- Это сделала Вероника, - прошептал старый мастер. – Больше никто не мог.

- Тогда надо найти Веронику.

- Но как?!

- Будем молиться за неё всем городом.

Прошло три года с тех пор, как Вероника отправилась в путешествие с мужчиной из поезда. Сначала они были довольны друг другом и даже счастливы. Но вскоре мужчине стало скучно. Он увидел, что девушку кроме его денег и своей красоты ничто не интересует. Ему же хотелось, чтобы она его любила и ценила, но на это Вероника была не способна. Чтобы отделаться от надоевшей спутницы, мужчина сначала стал с ней груб и небрежен, затем перестал давать ей деньги, а потом и вовсе прогнал прочь, забрав все драгоценности. «Подумаешь! Я со своей красотой не пропаду! Меня сразу возьмут на обложку журнала», - решила Вероника и, сняв номер в гостинице, отправилась в дорогое модельное агентство. Но выяснилось, что её внешность стала не модной, да и возраст староват. Девушка пошла в агентство попроще, но и туда её не взяли. Поняв, что в модели она не годится, Вероника принялась искать работу секретаря, но, не смотря на яркую внешность, ей везде оказывали. «Вы же ничего не умеете», - говорили наниматели. «Но я быстро научусь», - отвечала девушка. «Научитесь – тогда и приходите, - заканчивали те разговор.

Однажды, вернувшись в гостиницу, Вероника увидела свой чемодан на улице. «Я вас выселила, - сказала ей хозяйка. – Вы должны мне деньги за две недели. Либо Вы заплатите долг сейчас, либо я вызову полицию». «А есть третий вариант?», - испугалась Вероника. «Есть. Поработать уборщицей».

Не привыкшей к труду девушке первое время было очень тяжело перестилать постели, таскать вёдра с водой, начищать до блеска медь и серебро. Кроме того её начала донимать совесть. Живя в роскоши, Вероника не слышала её голос, теперь же совесть не давала ей покоя. «Ты заколдовала свою мать! Кто ты после этого?!» - кричала она каждое утро. «Как ты поступила со старым мастером? А ведь он любил тебя, как родную внучку!», - зудела днём. «Три года ты жила в блуде. Кто ты после этого?», - шептала совесть бессонными ночами. «Мать сама во всем виновата! Из-за неё я не могла получить всего, что хотела: денег, нарядов, путешествий, – пыталась оправдаться Вероника. - Если бы она вышла замуж за фабриканта, а не за скульптора, то я жила бы счастливо». Но на совесть эти слова не действовали.

Время шло и с Вероникой начали происходить перемены: девушке разонравилось ее лицо. Глядя в зеркало, она не понимала кто перед ней – она сама, или незнакомая фотомодель. Вероника скучала по матери все сильнее и сильнее. Ее сердце непрестанно болело о совершенном предательстве.

Была осень, когда Вероника, рассчитавшись с долгом, отправилась домой.

«Мне надо найти Озела, чтобы расколдовать маму, – думала она, под стук колёс, - но где мне его искать? К тому же волшебник наверняка, поставит взамен исполненного желания своё очередное условие. Озел лгал, когда говорил, что делает чудеса бесплатно. Плату, которую он с меня взял, невозможно оценить деньгами. Я совсем запуталась. Господи, помоги мне!», - вдруг вспомнила она о Боге.

В родной городок Вероника приехала ранним воскресным утром. Идя по знакомым улицам, она чуть не плакала от радости. Проходя мимо собора, девушка почувствовала непреодолимое желание войти внутрь. Ведь в детстве она так часто ходила сюда с матерью. Потянув на себя тяжёлую дверь, Вероника переступила порог храма. Утренняя служба только началась, красиво пел церковный хор, на исповедь к отцу Рафаилу струилась очередь. Девушка встала в конец.

Увидев перед собой незнакомку, священник, знавший в лицо всех горожан, удивился.

- В чём каетесь? - он накинул на голову девушки епитрахиль.

Сквозь глухие рыдания полилась исповедь. Слушая Веронику, отец Рафаил молился и радовался. Прочитав разрешительную молитву, он откинул епитрахиль.

«Слава Тебе Господи!», - воскликнул священник, не сдержав волнения: к Веронике вернулось прежнее лицо.

- Что мне делать? Как мне спасти маму? – спросила она.

- Иди домой и больше не греши, - ответил отец Рафаил.

Выйдя из собора, Вероника задумалась: «Куда идти? Может, сначала навестить старого мастера? Но священник сказал: «иди домой». Пойду!», - девушка решительно направилась в сторону дома.

Багряные клёны весело бросали под ноги прохожим листья-ладошки. Дети собирали из них букеты. Веронике тоже захотелось собрать осенний букет, как она делала когда-то. С охапкой пряно пахнувшей листвы девушка подошла к дому. Дверь оказалось приоткрыта.

- Кто здесь?! – Вероника шагнула внутрь.

Листья посыпались из ее рук… Навстречу ей вышла София.

- Вот такая история. - Мастер Маркелл замолчал.

Я хотела его спросить, кем был он в этой истории? Не старым ли мастером? Но в этот момент наша коляска въехала на центральную улицу.

- Доброго Вам дня, мастер Маркелл!

- Здравствуйте, мастер!

- Как поживаете, мастер Маркелл? – понеслись со всех сторон приветствия.

- Здравствуйте! Моё почтение! Спасибо, всё хорошо! – раскланивался старичок в ответ.

Через некоторое время ослик остановился у деревянного домика с красной черепичной крышей и большими до пола окнами, из которых на всю улицу разносился аромат ванили, корицы, кофе, и, конечно, шоколада. Растущие в палисаднике, удивительной красоты цветы, склонили головки, при нашем появлении.

- Здравствуйте, здравствуйте, мои хорошие, - здоровался с ними мастер Маркелл.

- Здравствуйте, мастер. Здравствуйте, дорогая сказочница, - слышались нежные голоса.

Я погладила головки крупных ромашек.

- Ах, как приятно, - благодарно прошептали они.

Мастер Маркелл потянул за медное дверное кольцо. «Добро пожаловать», - звякнул колокольчик над гостеприимно распахнувшейся дверью, и мы очутились в небольшое помещение, в центре которого стояла деревянная стойка, уставленная аппетитными сладостями. Чего на ней только не было: имбирные пряники, печенье облитое глазурью, свежеиспеченные шоколадные вафли, и, конечно, разнообразные шоколадные фигурки. Непоседа - ветер баловался с нарядными клетчатыми занавесками, раздувая их словно паруса. Стены были увешаны нарядными венками и букетами из живых и сухих цветов. Разглядывая кондитерскую, я не заметила, как за стойкой появилась милая молодая женщина лет тридцати.

- Вероника, познакомься. Это моя гостья, Сказочница! - ласково улыбнулся ей мастер Маркелл.

- Добро пожаловать в городок шоколадников, - обласкала меня взглядом хозяйка. – Чем Вас угостить? - Заметив мою растерянность, она улыбнулась: - я сделаю выбор за Вас.

- А где же София? – просила я шёпотом.

- Гуляет с внуками. У Вероники трое детей. Старшего зовут Маркелл!

Вскоре перед нами стояли чашки с ароматным чаем и, тающий во рту, имбирный кекс.

- А как сейчас София делает солёный шоколад? – спросила я, допив чай. – Неужели она плачет над шоколадной массой.

- Конечно, нет, - рассмеялся мастер Маркелл. – Теперь она добавляет туда немного соли.

Я провела в городке шоколадников весь день, узнав от мастера Маркелла много интересного. Но открывать все тайны шоколатье я не буду. Лучше вы сами съездите к ним и всё узнаете.

Обратно на вокзал меня привёз тот же ослик. Оказалось, что он прекрасно знает дорогу, и кучер ему не нужен. Мастер Маркелл, которого я успела полюбить, проводил меня в вагон. «Вы кое-что забыли», - вручил он мне на прощанье коробку с шоколадными конфетами. «Наверное, это снова солёный шоколад», - я положила в рот одну. Конфета оказалась сладкой с тонкой миндальной горчинкой. И тут я вспомнила, что не купила подарков своим друзьям и их детям. Именно это имел в виду мастер Маркелл, когда сказал, что я кое-что забыла.

Вернувшись, я раздала все конфеты, а вскоре мне посыпались благодарственные звонки: волшебный шоколад сделал своё дело.

Через месяц в моё окно снова кто-то постучал. «Сахарок принёс мне весточку от мастера Маркелла!» - подумала я и бросилась к окну. Но оказалось, что это дождь решил мне рассказать свою историю.

См. также:
- Другие рассказы и сказки Ирины Рогалёвой
- Мне задали вопрос: «Зачем современному человеку сказка?»
- Ирина Рогалёва о своих сказках
- Сказка про девочку Выгоду
- Рассказ "Замёрзшие небеса"

Прыг: 015 016 017 018 019 020 021 022 023 024 025
Скок: 010 020 030 040 050 060 070 080 090 100
Шарах: 100



E-mail подписка:

Клайв Стейплз Льюис
Письма Баламута
Книга показывает духовную жизнь человека, идя от противного, будучи написанной в форме писем старого беса к молодому бесенку-искусителю.

Пр. Валентин Свенцицкий
Диалоги
В книге воспроизводится спор "Духовника", представителя православного священства, и "Неизвестного", интеллигента, не имеющего веры и страдающего от неспособности ее обрести с помощью доводов холодного ума.

Анатолий Гармаев
Пути и ошибки новоначальных
Живым и простым языком автор рассматривает наиболее актуальные проблемы, с которыми сталкивается современный человек на пути к Богу.

Александра Соколова
Повесть о православном воспитании: Две моих свечи. Дочь Иерусалима
В интересной художественной форме автор дает практические ответы на актуальнейшие вопросы современной семейной жизни.